Интернет-издательство «Контрольный листок»
Среда, 28.06.2017, 13:33
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 838
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Дипломный проект, 2015, № 5
 
Специальный выпуск к 70-летию Победы
 
 
Административное право в период Великой Отечественной войны
 
© К. С. Бельский
 
Текст печатается по изданию: Государство и право, 2005, № 9, с. 70-76
 
Великая Отечественная война постоянно привлекала и привлекает к себе внимание историков, писателей, художников, правоведов. И, конечно, ученых-административистов, т.к. в организации Вооруженных Сил СССР и в их победе над Германией важную роль сыграло административное законодательство, получившее в научных исследованиях военного и послевоенного времени название советского военно-административного права. По словам видного ученого-административиста 30-50-х годов XX в. С.С. Студеникина, военно-административное право занимало основное место в системе военного права в годы Отечественной войны.
Представляется, что его историю следует начинать с Закона «О всеобщей воинской обязанности», принятого Верховным Советом СССР 1 сентября 1939 г., т.е. в первый день начала Второй мировой войны. В Законе нашли отражение все изменения, происшедшие в Красной Армии и Военно-Морском флоте с 1930 г. по 1939 г. Закон закрепил кадровый принцип комплектования Красной Армии и Военно-Морского флота, снизил призывной возраст с 21 до 19 лет, а для окончивших средние учебные заведения - до 18 лет. Вместе с тем Закон увеличил сроки действительной службы для младших командиров и рядовых красноармейцев. Закон о всеобщей воинской обязанности явился правовым фундаментом, на котором осуществлялась мобилизация советских граждан для отпора германскому агрессору.
22 июня 1941 г., когда наступление германского вермахта началось одновременно на трех стратегических направлениях (ленинградском, московском, киевском), Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О военном положении» и утвердил специальное Положение о нем. По этому Положению в местностях, которые были объявлены на военном положении, все функции органов государственной власти передавались военному командованию. Условия военного времени вынуждали военные власти на основании данного Положения в местностях, объявленных на военном положении, применять меры чрезвычайного характера: вводить комендантский час; производить в необходимых случаях обыски и задержания подозрительных лиц; запрещать въезд и выезд из местности, объявленной на военном положении; устанавливать военно-квартирную обязанность для расквартирования воинских частей и учреждений; производить изъятие транспортных средств и иного необходимого для нужд обороны имущества как у государственных и кооперативных предприятий и организаций, так и у отдельных граждан. По всем этим вопросам военные власти имели право издавать обязательные для всего населения постановления, устанавливая за неисполнение их наказание в административном порядке в виде лишения свободы до шести месяцев или штраф до 3000 руб., а также отдавать распоряжения местным органам власти, государственным и общественным учреждениям, требовать их безусловного и немедленного исполнения. Так, в соответствии с Указом от 22 июня 1941 г. начальник гарнизона г. Москвы 25 июня 1941 г. издал приказ «Об обеспечении общественного порядка и государственной безопасности в г. Москве». Приказ устанавливал точное время работы всех предприятий и учреждений, воспрещал въезд в г. Москву всем лицам, не прописанным на жительство в г. Москве, за исключением лиц, специально командированных по вызовам наркоматов СССР и РСФСР.
Ввиду создавшегося чрезвычайного положения в стране и в целях быстрейшей мобилизации всех сил для проведения отпора врагу, 30 июня 1941 г. совместным решением Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР был образован чрезвычайный орган военного времени - Государственный Комитет Обороны (ГКО). В его состав вошли руководители Коммунистической партии и Советского правительства: И.В. Сталин (председатель), В.М. Молотов (заместитель председателя), К.Е. Ворошилов, Л.П. Берия, Г.М. Маленков. ГКО сосредоточил в своих руках всю полноту государственной и военной власти. Его постановления были административными актами, но актами, обладающими силой законов военного времени. ГКО имел своих уполномоченных в союзных и автономных республиках, в областях и краях. В тех случаях, когда в каком-либо регионе страны возникала сложная ситуация в связи с приближением войск противника, ГКО направлял туда своих членов, поручая им на месте осуществлять необходимые мероприятия в целях укрепления обороны, эвакуации населения, укрепления порядка и дисциплины.
В связи с приближением фронта к Москве в городе и прилегающих районах постановлением ГКО от 19 октября 1941 г. с 20 октября 1941 г. объявлялось осадное положение. В нем, в частности, предписывалось: «Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспортов, с 12 часов ночи до 5 часов утра, за исключением транспортов и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта г. Москвы... Охрану строжайшего порядка в городе и в пригородных районах возложить на коменданта города Москвы генерал-майора т. Синилова, для чего в распоряжение коменданта предоставить войска внутренней охраны НКВД, милицию и добровольческие рабочие отряды». Осадное положение, введенное в Москве и Московской области, имело целью укрепить оборону столицы, тыл войск, обороняющих Москву, а также пресечь подрывную деятельность диверсантов и распространителей паники. В условиях осадного положения были расширены обязанности и права военных властей по поддержанию общественного порядка.
Важное значение имело постановление ГКО о всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР, опубликованное 19 сентября 1941 г. В постановлении говорилось: «Каждый гражданин Союза СССР, способный носить оружие, должен быть обучен военному делу, чтобы быть подготовленным с оружием в руках защищать свою родину»9. Всеобщее обязательное обучение военному делу охватывало граждан СССР в возрасте от 16 до 50 лет.
27 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли постановление «О порядке и размещении людских контингентов и ценного имущества». Это постановление было затем дополнено директивой ГКО от 7 августа 1941 г. С июля 1941 г. началась эвакуация промышленных предприятий на Восток страны. В течение первых трех месяцев было перебазировано 1360 крупных, главным образом, военных предприятий. В невиданно короткие сроки в среднем за 1.5-2 месяца эвакуированные предприятия вступали в строй. Постановление ГКО от 7 августа 1941 г. требовало при размещении эвакуируемых предприятий на новых местах преимущество во всех отношениях отдавать тем из них, которые выпускали военную продукцию. 9 ноября 1941 г. ГКО принял имевшее исключительно большое значение постановление о графике восстановления эвакуированных на Волгу, Урал и Сибирь заводов танковой и авиационной промышленности, а также восстановления производства предприятий черной металлургии, эвакуированных в восточные районы.
ГКО практически осуществлял руководство военно-хозяйственной жизнью страны, Вооруженными Силами, охраной государственной безопасности и общественного порядка. Этот орган организовывал работу промышленности, транспорта, торговли и сельского хозяйства. Он решал вопросы, связанные со снабжением населения продовольствием и топливом. ГКО со своими неограниченными полномочиями являлся мощной административно-командной силой, опиравшейся на административную, партийную и хозяйственную систему управления. Концентрация всех «властей» в едином центре (ГКО) давала Сталину колоссальные преимущества перед любым государственным деятелем стран Запада. В том числе даже перед Гитлером, который сохранил в силе Германское гражданское уложение 1900 г. и осторожно вмешивался в капиталистическую экономику Германии.
Существенное значение имело военно-административное право в непосредственной организации Вооруженных Сил страны. Длительное время до октября 1942 г. (с некоторыми перерывами) опорной частью советского военного управления являлся институт военных комиссаров, учреждавшийся во всех войсковых частях (начиная с полка), штабах, управлениях и учреждениях Красной Армии для политического руководства и проведения партийной работы. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 16 июня 1941 г. о введении института военных комиссаров в Рабоче-Крестьянской Красной Армии указывалось: «Военный комиссар является представителем партии и правительства в Красной Армии и наряду с командиром несет полную ответственность за выполнение воинской частью боевой задачи, за ее стойкость в бою и непоколебимую готовность драться до последней капли крови с врагами нашей родины и с честью отстаивать каждую пядь советской земли». Другой абзац Указа утверждал следующее: «Военный комиссар обязан своевременно сигнализировать верховному командованию и правительству о командирах и политработниках, недостойных звания командира и политработника и порочащих своим поведением честь Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Данное положение свидетельствовало о недоверии руководства страны к тем, кто непосредственно командовал войсковыми подразделениями. Контроль за их деятельностью должны были осуществлять комиссары, что, естественно, нарушало принцип единоначалия, нередко вносило разлад в действия командиров и политработников, подтверждая правильность старой военной аксиомы: «один плохой командующий лучше двух хороших». По большому счету это сковывало инициативу командира подразделения и вредило делу. В германской армии командиру войскового подразделения никто не мешал осуществлять руководство, а поэтому он действовал уверенно и оперативно.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 г. «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии» данный институт был упразднен и введен институт заместителей командиров (начальников) по политической части. В Указе говорилось, что институт военных комиссаров возник в годы гражданской войны «на почве недоверия к командным кадрам, в состав которых были привлечены старые военные специалисты». В настоящее время, когда имеются командные кадры, выросшие в условиях советского строя, необходимость в данном институте исчезает. И.В. Сталин никогда не доверял армии: ни старым, ни ее новым военным специалистам, о чем свидетельствует масштабная чистка в рядах Красной Армии в 1937-1938 годах. Однако военные поражения в 1941-1942 гг. заставили руководство страны пойти на упразднение института военных комиссаров. С упразднением этого института было установлено полное единоначалие в Красной Армии и Военно-Морском Флоте и на командиров возложена ответственность за все стороны работы в войсках.
Целый ряд нормативно-правовых актов, содержащих военно-административные нормы, учитывая условия военного времени и с целью повышения дисциплинированности работников, устанавливал военное положение в ряде отраслей народного хозяйства или переводил на положение мобилизованных. Таковыми были указы Президиума Верховного Совета СССР о введении военного положения на железных дорогах (Указ от 15 апреля 1943 г.) и на морском и речном транспорте (Указ от 9 мая 1943 г.). Указ Президиума Верховного Совета СССР от 29 сентября 1942 г. «О переводе на положение мобилизованных рабочих, служащих и инженерно-технических работников в близких к фронту районах» переводил перечисленных лиц, работающих в государственных предприятиях и учреждениях, на «положение мобилизованных», закрепляя их за теми предприятиями и организациями, в которых они работали. Указ предписывал также, что в необходимых случаях по решению Правительства они подлежали «обязательной эвакуации в организованном порядке».
Вместе с тем был введен разрешительный порядок переезда граждан из одного населенного пункта в другой, что предполагало получение разрешения (пропуска) для переезда с места на место. Такой пропуск выдавался при наличии уважительных причин местными органами НКВД. Во-первых, это было связано с перегрузкой транспорта в связи с военными перевозками и эвакуацией на восток промышленных предприятий; во-вторых, эта мера в сочетании с усилением паспортного режима сыграла важную роль в охране общественного порядка и обеспечении государственной безопасности, а также в борьбе с уголовной преступностью.
Удовлетворяя ходатайство Народного Комиссариата Обороны, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 6 января 1943 г. «О введении новых знаков различия для личного состава Красной Армии» ввел взамен существующих новые знаки различия - погоны для личного состава Красной Армии. Погоны должны были служить для определения военного звания и принадлежности военнослужащих к тому или иному роду войск. На поле погонов размещались знаки различия (звездочки, просветы, нашивки) и эмблемы. 24 июня 1943 г. впервые после октября 1917 г. в Красной Армии закрепляется до того ненавистное (с гражданской войны) и официальное одиозное наименование «офицер» за командирами Красной Армии и устанавливается офицерский корпус. Погоны и офицерский мундир ко многому обязывали командира, заставляли его быть образцом дисциплины и организованности, выполнения долга перед Родиной. Указом Президиума Верховного Совета СССР 26 июля 1943 г. был установлен твердый порядок присвоения воинских званий военнослужащим Красной Армии и деление военнослужащих на рядовой состав, сержантский состав, офицерский состав и генералов. Эти мероприятия были направлены к дальнейшему укреплению военной мощи СССР и укреплению воинской дисциплины.
Интересно, что военно-административные нормы распространялись не только непосредственно на солдат и офицеров Красной Армии, на граждан в местностях, объявленных на военном положении, работников отраслей промышленности, где было установлено военное положение, но и на те отрасли сельского хозяйства, которые давали продукцию, необходимую солдату в экстремальных условиях военного времени. Так, согласно постановлению Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 4 апреля 1942 г. «Об обязательных поставках табака и махорки государству колхозами, колхозными дворами и единоличными хозяйствами» в целях удовлетворения нужд Красной Армии в табаке и махорке отменялся существовавший порядок заготовок табака и махорки по контракционным договорам и вводились, начиная с урожая 1942 г., обязательные поставки табака и махорки колхозами, колхозными дворами и единоличными хозяйствами, занимающимися посевами махорки и табака.
Уже в ходе войны руководством страны решались задачи, связанные с восстановлением промышленности и сельского хозяйства в освобожденных районах. 21 августа 1943 г. Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации. Этот план предусматривал восстановление сельского хозяйства, жилищного фонда, железнодорожного хозяйства, а также создание суворовских училищ, специальных ремесленных училищ, детских домов.
Практика военно-административного законодательства требовала соответствующего развития теории. На базе этого законодательства уже в годы войны и в первые годы после войны появляются научные исследования в области военно-административного права.
 
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz