Интернет-издательство «Контрольный листок»
Суббота, 19.08.2017, 00:48
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 863
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Остров Горн, 2016, № 2
 
Художественный раздел
 
Дед Пуля наказывает коллекторов
 
© Даниил Печерников
 

 

В тот день Иван Фёдорович шёл по улице мимо многоквартирного дома и заметил, что какой-то националистического вида мужчина расклеивает на дверях подъездов, а не придомовых досках, как полагается, невероятных размеров «стенгазеты». Да, зрение у Ивана Фёдоровича с возрастом не столь ухудшилось, очков он не носил, и разглядел поэтому кое-какие детали: крупным планом портрет полной, но привлекательной женщины, и текст следующего содержания:

ВНИМАНИЕ РОЗЫСК

УВАЖАЕМЫЕ ЖИЛЬЦЫ !!!

В Вашем доме (адрес)

В квартире № (...) проживает ЗЛОСТНАЯ ДОЛЖНИЦА и НЕПЛАТЕЛЬЩИЦА

(...) Екатерина (...)

ХИТРА и КОВАРНА легко входит в доверие к гражданам и организациям, а впоследствии не исполняет свои долговые обязательства. Множество людей и организаций пострадали от ее умышленных действий. Если ВЫ стали жертвой от ее мошеннических действий, немедленно обращайтесь в ближайшее отделение ПОЛИЦИИ! (ст.159 - УК «Мошенничество») Запомните сами, передайте соседям и знакомым!

БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!

Иван Фёдорович подошёл к «расклейщику» и заодно увидел мелким шрифтом сумму долга (за сто тысяч) и название и телефон коллекторского агентства «Запад Финанс». Он немало был наслышан о беспределе коллекторов, но впервые столкнулся с ним. Больше всего его поразило, что на скамейке у подъезда сидели две старухи, а с ними разговаривали, стоя, три мужика (один – старый, другой – средних дет, третий – ровесник «расклейщика), и никто из жильцов даже не пытался помешать коллектору. Небось, расклеивал бы кто-нибудь дельные объявления, например, об услугах репетитора и переводчика, жильцы бы возмутились, даже до рукоприкладства.

И Иван Фёдорович решил сам помешать.

- Ты что, сволочь, делаешь? – обратился он к коллектору.

- А что такого, старпер? – усмехаясь сказал нахал. – Мне платят – я работаю!

- Лучше бы ты пошёл работать на стройку, - возразил Иван Фёдорович.

- Пусть там гастарбайтеры работают, - ещё наглее сказал коллектор и пошёл дальше – расклеивать на соседних домах про других должников.

Иван Фёдорович сорвал стенгазету, разорвал её на мелкие кусочки, скомкал и бросил в урну.

- Зачем Вы это делаете? – спросил один из мужиков.

- Потому что эти недолюди живут между законом и понятием и безнаказанно терроризируют таких, как мы с Вами.

- По средствам надо жить, - ехидно возразила одна из старух. – А не занимать. Мне моей пенсии хватает, и всё.

- А как же право любого человека на неприкосновенность частной жизни и презумпция невиновности? – спросил Иван Фёдорович - Даже если существует задолженность по кредиту, то она относится к сфере гражданского, а не уголовного права. Насколько мне известно, неплатежи не означают мошенничество (тем более на мошенничество в кредитной сфере есть отдельная статья 159.2, а не 159 УК РФ), а злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности наступает только при крупном или особо крупном размере долга, а крупным размером законодательство сейчас считает полтора миллиона рублей (а не сто тысяч), и статья эта не может применяться, если нет вступившего в силу судебного решения по гражданскому делу, - он законы знал наизусть, хотя им не очень верил, - Продажа долга коллекторам также существует между законом и преступным понятием и существует либо без законов, либо в обход законов существующих. Наконец, должник вправе не исполнять обязательство, если новый кредитор не предъявит надлежащие доказательства перехода долга (статья 385 Гражданского кодекса РФ). Кому платить? На деревню дедушке? А ведь коллекторы – сами мошенники, тем более в данном случае они используют только мобильный телефон оператора Теле2, то есть самого бесконтрольного из всех в РФ. Не говоря уже о том, что в данном случае они могут быть привлечены ещё и к уголовной ответственности за клевету.

- Да они будут квартиры поджигать, и управы на них нет, - сказала другая старуха.

- А Вы не пробовали сами им офис поджечь? Ну, Ваши дети или внуки? Ах, Вы за них боитесь? Но ведь у коллекторов тоже дети есть!

- Пошёл к чёрту, старпер! – сказал самый молодой мужик, от которого несло перегаром, а разорванная рубашка и подбитый глаз свидетельствовали о недавнем участии в пьяной драке.

Иван Фёдорович знал, что «старая перхоть» - это наименее обидная расшифровка ругательства «старпер». Он понял, что люди боятся уже не полиции и коллекторов, а себе подобных - соседей справа и слева, которые их могут предать при опасности. И отошёл от этой мини-толпы.

Удалившись от посторонних глаз, чтобы никто не видел, Иван Фёдорович взял «на сопровождение» коллектора, который продолжал своё подлое дело у соседнего дома.

- Не хотят все – буду действовать, как и раньше, один. А ты … Не хочешь меня слышать, - значит, уши тебе не нужны, - прошептал Иван Фёдорович – Мадам Драгунова, очередь за тобой!

- Я здесь, - верная снайперская винтовка возникла рядом и подлетела к Ивану Фёдоровичу. Одновременно появился солдатский Ранец, где находилась неизменная маска хоккейного вратаря. Несколько секунд – и Дед Пуля, скрывающий лицо под маской, закинул Ранец на спину, сжал Мадам Драгунову, прицелился и выстрелил.

Коллектор завопил: по щеке его струёй текла кровь, а на землю упало его отстреленное левое ухо! Кричал он так, что половина двора сбежалась. Кто первую помощь оказывает, рану перевязывает, кто телефон обрывает, «Скорую» вызывает …

Отвезли незадачливого коллектора в больницу, и врачи уже знали, что так во всём большом городе стреляет только один человек – Дед Пуля!

Это был первый случай, начавший череду ещё более страшных, поскольку Дед Пуля решил заняться коллекторами всерьёз. И в течение следующих дней новости обогатились сведениями о ранениях работников коллекторских контор. Больше всех, конечно же доставалось «Запад Финанс». И зрители, которые подчас вели себя так, как названная мини-толпа из двух старух и трёх мужиков-алкоголиков, начинали мстительно смеяться над попавшими в беду коллекторами. В социальных сетях писались комментарии, приветствовавшие то, что делал Дед Пуля.

Но ему самому было не до лайков, и даже подстреленным коллекторам он быстро потерял счёт, войдя во вкус праведной мести.

 

***

Некий Тарас Ковальчук в полуформенной одежде, как у ЧОПнутых, но с надписью: «Запад Финанс», стоял у школы и орал в мобильный телефон:

- Я из «Запад Финанс»! Разговор такой, жена ублюдка! Или ты выходишь ко мне и возвращаешь сейчас же двадцать шесть тысяч рублей, или я взорву школу!

Внезапно грянул выстрел, и телефон разлетелся в куски. Перед Тарасом Ковальчуком на расстоянии выстрела стоял человек в хоккейной маске, с Ранцем за плечами и вооружённый СВД:

- Убирайся подобру-поздорову, если не хочешь иметь дело со мной, Дедом Пулей!

Тарасу бы так и поступить, но он решил обострить конфликт инстинктивно, так как привык иметь дело с беззащитными и ощущать безнаказанность. А и то, и другое пьянило. И Ковальчук недооценил опасность.

- Да пошёл ты …, - начал он.

- Я уже предупреждал, - ответил Дед Пуля и выстрелил Тарасу Ковальчуку в живот. Коллектор упал, кровь хлынула на землю.

Деду Пуле не хотелось смотреть, как персонал школы, которую этот недочеловек угрожал взорвать, будет ему же вызывать «Скорую». Противно, потому что обидчика следует оставить умирать в ужасных мучениях и наслаждаться ими. А дура-учительница, которой Ковальчук угрожал, со своими коллегами, по своему стадному мышлению, ещё и перевяжет ему рану. И Дед Пуля быстро пошёл прочь.

 

***

Дмитрий Ермилов в «дресс-коде» «Запад Финанс» прохаживался вдоль многоквартирного дома. Намеченная жертва, как он знал, проживала на втором этаже, сумму «долга» он только что озвучил по мобильному телефону, разумеется, во много раз больше, даже со всеми процентами. Директор «Запад Финанс» господин Самоглотов не скрывал, что суммы он будет требовать именно такие, без доказательств и расчётов, а работники и себе должны взять что-то, за спиной господина Самоглотова. Впрочем, Самоглотов и это знал и даже поощрял. Указание было одно – грабить, насиловать, угрожать! Работников он отбирал не обязательно самых сильных, не обязательно самых умных, но обязательно самых жестоких, одинаково не брезговал отбывшими срок уголовниками и уволенными за чрезмерную – «сверх допустимого» - жестокость полицейскими. Ермилов и был таким ранее служившим в полиции, и увольнение было единственным наказанием за всю его подлую карьеру. Впрочем, он и сейчас считал себя если не полицейским, то приставом, наслаждаясь безнаказанностью.

И Дмитрий Ермилов сжимал правой рукой бутылку с «коктейлем Молотова», прицеливаясь в форточку второго этажа, силы бы у него хватило.

Это увидел Дед Пуля.

- Ну, сейчас ты сам будешь пить этот коктейль, - прошептал он – Не подведи, Мадам Драгунова! За справедливость!

И не успел Ермилов кинуть бутылку в окно, как … грянул выстрел, и правая рука была отстрелена по локоть. Мало того, бутылка, которую всё ещё сжимала отстреленная рука, вместе с ней упала под ноги Ермилову и разорвалась. Через две секунды вся одежда коллектора и он сам превратились в сплошной факел. Дед Пуля вспомнил, как кричал тот коллектор-расклейщик, во время первого столкновения. Этот вопил в тысячи раз сильнее. То он подпрыгивал, и если бы российских легкоатлетов не отстранили от мирового спорта, то можно было бы засчитать не один рекорд по прыжкам в высоту. То он катался по земле, и было слышно, как он горит-орёт, горло впустую дерёт. Наконец, он вновь вскочил, непроизвольно сделал обратное сальто и полетел в пруд, оказавшийся, на его счастье, рядом.

Пламя погасло. Ермилов выполз из пруда и потерял сознание. И Дед Пуля не стал смотреть, как через час обгоревшего однорукого коллектора нашли случайные прохожие. От полувоенной одежды остались жалкие лохмотья, но шеврон с надписью: «Запад Финанс» уцелел.

- Кто это сделал с тобой? - спросила какая-то женщина, судя по всему, менеджер неизвестно чего. Она заметила, что пострадавший открыл глаза ненадолго.

- Дед … Пуля …, - еле выдавил из себя коллектор и снова отрубился.

Дмитрия Ермилова отвезли в больницу.

***

Старший лейтенант полиции Бизюк и проходивший практику в отделении курсант Московитов шли по коридору реанимации. Только что они посетили Ермилова, который в своё время покровительствовал Бизюку, и до того, как Ермилов засыпался, все акты беспредела, в официальной речи известные как «нарушения прав человека», они совершали вместе. Вернее, все, кроме одного, тогда Бизюк слёг от гриппа, и это спасло его, когда Ермилов «засыпался». Произошёл этот «провал» незадолго до того, как объявился Дед Пуля. Впрочем, для Ермилова не играло роли, как его подстрелил Дед Пуля – как полицейского или как коллекторского работника. Дед Пуля весело отстреливал и тех, и других, и всех таких прочих. Скоро речь должна будет пойти о предварительной записи на ВТЭК (или МСЭК по-новому) всех ещё не пострадавших из названных категорий. А владелец большого магазина ортопедических товаров «РУССКIЙ ИНВАЛИДЪ» господин Загребаев, как сообщил один телеканал, благодаря этим событиям увеличил сбыт уже вдвое и ожидал большего.

- На этот раз Дед Пуля взялся за дело как следует, - бросил в сторону Бизюк.

- А возбуждать уголовное дело будем? – спросил жалким голосом Московитов.

- Лучше не следует, - ответил Бизюк – Мы сколько раз не возбуждали дел при явном признаке преступлений со стороны коллекторов, так как нам дали негласное указание: при не столь заметных нарушениях не реагировать, потому что население надо запугивать, стадо должно оставаться стадом! Но коллекторы нам-то ничем не угрожали. А Дед Пуля … Мало того, что мы не знаем, кто это такой. Но больше я не хочу, чтобы он меня покалечил. Мы уже потеряли счёт, скольких он покалечил своими выстрелами! Помнишь Анну Салычеву? Вроде красавица была, одни ноги чего стоили, ей бы фотомоделью быть, а не в прокуратуре служить. Она пыталась инициировать дело по заведомо ложному доносу, как раз заявка поступила на показательный процесс, чтобы «обвинение жертвы» было. Не знаю, как несчастный предприниматель вышел на этого «городского партизана», но потом … все были потрясены. Дед Пуля этой Салычевой обе ноги отстрелил! Вот как!

- То есть …, - испуганно спросил Московитов.

- Лучше такое должностное нарушение, чем инвалидная коляска, - чётко сказал Бизюк – Чёрт, всю прошлую жизнь заставлял так называемый «народ» выбирать между двумя говнами, а теперь самому приходится это делать! И тебе, кстати, тоже!

***

Господин Самоглотов был встревожен. Уже не меньше десятка сотрудников его коллекторской конторы «Запад Финанс» пострадали от выстрелов Деда Пули. Полиция не возбудила ни одного уголовного дела, как бы Самоглотов не ругался. Но он понимал, что это оборотная сторона того негласного сговора коллекторов и полиции: полиция покрывает все «не столь заметные» нарушения со стороны коллекторов, но, если в опасности окажутся сами коллекторы, им в помощи будет отказано, так как полиция не станет жертвовать своими головами ради пусть и угодных, но всё же частных лиц, от которых, пользуясь подобием власти и прислуживанием власти, можно и должно откреститься.

Расхаживая по квартире в первом этаже многоквартирного дома бизнес-класса, Самоглотов барабанил пальцами по всему, что попадалось под руку. Внезапно грянул выстрел, и оконное стекло разлетелось. Самоглотов остолбенел. Но через минуту зазвонил мобильный телефон, и Самоглотов инстинктивно взял его.

- Слушай меня, Самоглотов! – раздался голос – Это я, Дед Пуля! Пока я только припугнул тебя, но если ты не явишься сегодня с повинной в ОБЭП, то позавидуешь тем своим работникам, которых я проучил.

- Они уже уволены, а «Запад Финанс» останется, даже назло тебе! – крикнул Самоглотов.

- Напрасно хорохоришься, Самоглотов! Достаточно ты и твои ублюдки угрожали другим, попробуй теперь сам, каково это! А Дед Пуля своих угроз на ветер не бросает! Отказала ведь тебе полиция в помощи? То-то …

Самоглотов бросил трубку, непонятно зачем выскочил на площадку и … пришёл в ужас: на двери его квартиры было написано краской: «Здесь живёт самое главное коллекторское чмо! Люди, бейте его! Вырежем ему кишки! Дед Пуля».

Дед Пуля знал, что половина жильцов купили квартиры в этом доме в ипотеку, и кое-кто из них успел попасть в неплательщики. То есть – бояться, но одновременно мстительно ненавидеть коллекторов. Краска же могла по необходимости найтись в его Ранце. Надпись была сделана не больше часа назад.

Охранника, обслуживавшего подъезд, Самоглотов нашёл лежащем на своём рабочем посту, в «караулке», без сознания и с окровавленной головой. Удар был, нанесён, несомненно, прикладом изо всех сил. Ибо Мадам Драгунова не только стреляла без промаха, но и неплохо, летая сама по воздуху, била своим прикладом.

- В офис, - сказал сам себе Самоглотов. В квартире в тот момент ему было неуютно.

Кое-как он переоделся, поскольку со страху наложил в собственные штаны, затем выскочил из дома, едва не забыв запереть дверь, и уселся в машину. Но не успел он проехать и пятисот метров, как раздался выстрел, и колесо спустилось. Самоглотов резко затормозил, открыл дверцу и вышел, стал озираться по сторонам.

И вдруг …раздался следующий выстрел, и нечто страшное вонзилось ему в спину. Самоглотов упал, стиснув зубы от невыносимой боли. Всё ещё в сознании, он увидел над собой хоккейную маску.

- Я же предупреждал, - сказал Дед Пуля – Тебе надо было с повинной являться, а не в контору мчаться. Я думаю, достаточно я стрелял вас поодиночке, вот возьму – и всех сразу накажу! Мадам Драгунова, добавь ему на память!

Винтовка взмыла в воздух и так ударила своим прикладом Самоглотова по переносице, что он потерял сознание окончательно. Очнулся он только в реанимации.

- Жить будет, - раздался голос врача – А вот ходить не сможет. Серьёзная необратимая травма позвоночника. Таких «спинальниками» называют.

***

Официально это был Интернет-клуб. Но на деле здесь было что угодно, от подпольного игорного дома до сборища коллекторов, рассылавших угрозы, клевету и насмешки через социальные сети. Имя владельца мало кто знал, все называли его по нику в Интернете – Кари Катора. Как раз сейчас этот Кари Катора убирал посуду за только-что ушедшими гостями – работниками коллекторских контор. Они праздновали «успешную и стабильную» рассылку в социальных сетях очередной гадости – фотографий несовершеннолетних дочерей должников с рекламой детской проституции и порнографии. А Кари Катора был как раз из таких, который говорил «мне платят – я делаю», и названное было для него далеко не пределом. Коллекторы всегда платили ему сверх установленной цены Интернет-услуг, мало того, для них были известные только им и не названные в официальном расписании VIP-часы, когда других посетителей в Интернет-клуб не пускали.

Внезапно Кари Катора ощутил, что его шеи сзади коснулось что-то металлическое. Кари Катора резко развернулся и замер от ужаса. Перед ним стоял Дед Пуля с Мадам Драгуновой в руках и Ранцем за плечами. Даже под хоккейной маской были видны гневно горящие глаза Деда Пули. Кари Катора задрожал, выронил большое блюдо, и оно разбилось.

- Ты сейчас же пойдёшь к главному компьютеру своего клуба и напишешь от моего имени в сети то, что я тебе продиктую, - без лишних слов сказал Дед Пуля – А если хочешь, чтобы я тебя кастрировал одним выстрелом – пожалуйста, свобода выбора!

Кари Катора решил не выделываться и направился к компьютеру. Дед Пуля продиктовал ему следующее:

«Дед Пуля – всем работникам всех коллекторских контор города!

До этого времени я стрелял только по вам, но теперь начну стрелять и по вашим детям, а если у вас таковых нет – по вашим младшим братьям, сёстрам и вообще всем несовершеннолетним родственникам. Всех их я объявляю заложниками до безоговорочного выполнения моих условий.

Условия просты: вы по получении моего послания выкладываете в Интернете добровольно все сведения о всех ваших нарушениях, насилиях и обманах, а затем так же добровольно являетесь в правоохранительные органы с повинной.

Сотрудникам правоохранительных органов – немедленно подготовиться к массовому принятию «пленных», а также привести в действие все предусмотренные законом меры для ликвидации коллекторских контор как юридических лиц. Все долги, находившиеся при этом в «разработке» контор, должны быть навсегда аннулированы.

Работодателям: в отношении тех, кто работал в коллекторских конторах, если таковые явятся к вам в качестве соискателей, отказывать в любой работе, кроме тяжёлого немеханизированного труда или не требующей квалификации грязной работы, причём платить им по минимуму. Трудовой инспекции – не рассматривать никаких жалоб на такую дискриминацию при приёме на работу.

Народу – перестать бояться коллекторов. Вы видели, что их можно не только не бояться, но самому на них нападать!

Это говорю я, Дед Пуля. От того, что сказал или написал, не отступлюсь. Выполнения условий требую незамедлительно, а если кто-то из госструктур заартачится, будет саботировать выполнение моих условий, то и его дети в заложники попадут».

Когда послание было выложено и разослано, Дед Пуля немного подумал и сказал:

- Мадам Драгунова, ему всё же следует немного, для острастки …

СВД, к удивлению и ужасу Кари Каторы, взмыла в воздух сама и ударила его прикладом между глаз. Кари Катора потерял сознание …

***

На следующий день Иван Фёдорович, смотря телевыпуск новостей, с удовлетворением обратил внимание на репортаж о том, что сотрудники правоохранительных органов работают «в три усталости», оформляя явки с повинной коллекторов.

- Отметим это, - сказал он, налил полный стакан красного вина и выпил. – За справедливость, которая выше любого закона!

 

В оглавление номера

Поиск
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz