Интернет-издательство «Контрольный листок»
Воскресенье, 30.04.2017, 17:47
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 829
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Литературные прибавления к «Контрольному листку», 2016, № 5
 
Художественный мир в рождественских произведениях Чарльза Диккенса
 

© Даниил Печерников

 

В произведениях Ч. Диккенса, а это – цикл рождественских повестей «Рождественская песнь в прозе», «Колокола», «Сверчок за очагом», «Битва жизни» и «Одержимый или сделка с призраком» - раскрывается причинность происходящих событий середины XIX века. Охарактеризованы не только человеческие характеры, но и социальную ситуацию в Англии. По сути, его герои служат отражением общественного положения и людских отношений в то время.

Социальные пороки и желание искоренить их – основная тема в творчестве Диккенса. Как известно, Ч.Диккенс был человеком своего времени; твёрдо верил в прогресс и полагал, что литература должна, прежде всего, помогать правильному моральному воспитанию. В его книгах непременно есть положительные герои, образцы всевозможных добродетелей, и есть персонажи с ледяным сердцем, почти всегда изображенные так, что не остаётся сомнений: это настоящие злодеи. Но даже им писатель обычно оставляет возможность покаяться и спасти свою очерствевшую душу. Диккенса отличала бесконечно, порой несколько сентиментальная доброта. Он внушал читателям, а возможно, и самому себе, что не бывает безнадёжных ситуаций и неисправимых людей.

Говоря о творческой деятельности Диккенса и созданного им художественного мира, можно представить о сравнительно неискушенной эпохе Диккенса, который порой казался слишком оптимистичным, и сверх меры простодушным, но всё это искупалось одним удивительным качеством таланта писателя - на редкость естественным чувством юмора, очаровательные безвредные чудаки и возвышенные идеалисты, ничего не смыслящие в практических материях, удачливые проходимцы и фанфароны, у которых ни гроша за душой, самонадеянные болваны, неисправимые притворщики, зловещие маньяки - мало кто создал такую обширную галерею характеров и типов, как Диккенс. Они словно бы взяты из кукольного театра, а не из жизни, но все вместе складываются в картину реальности, причём необыкновенно полную и выразительную. Просто она построена так, что в ней житейски неправдоподобное оказывается в художественном смысле самым правдивым, как почти всегда случается в комедийном искусстве.

 Диккенс был великим другом и защитником бедняков, неустанно ратовавшим, по его собственным словам, «за то, чтобы условия, в которых они живут, были улучшены, чтобы они получили возможность стать... счастливее и разумнее».

 «Рождественские повести» Ч.Диккенса, даже среди его произведений, выделяются особой теплотой и сердечностью.

К созданию «Рождественских повестей» Диккенс приступил уже зрелым мастером – они относятся к 40-м годам 19 века, то есть ко второму десятилетию его творческой деятельности.

Можно говорить о двоякой действительности – о правдивости и сказочности мира повестей Ч.Диккенса. О реальном мире, который отражен в произведениях писателя, но обязательно и о торжествующей справедливости, и о вере без которых не может быть Диккенса. Диккенс любил рождественские праздники. Он видел в них проявление не столько религиозных чувств народа, сколько его природной доброты и жизнелюбия, незатейливого, но искреннего веселья, без которых жизнь бедняков была бы еще скуднее и печальнее. «Это радостные дни - дни милосердия, доброты, всепрощения, - говорит он устами одного из своих персонажей в «Рождественской песне». - Это единственные дни во всем календаре, когда люди, словно по молчаливому согласию, свободно раскрывают друг другу сердца и видят в своих ближних, - даже в неимущих и обездоленных,- таких же людей, как они сами...».

Англия во времена Диккенса - как, впрочем, и сейчас - праздновала рождество по новому стилю - 25 декабря. Таким образом, этот праздник, совпадая с концом зимнего солнцестояния, предшествовал здесь встрече Нового года. Наступление Нового года, в свою очередь, неизменно связывалось в сознании людей с ожиданием счастливых перемен. И пусть эти ожидания оказывались чаще всего иллюзорными, как иллюзорна была диккенсовская мечта о возможности единения - хотя бы в рамках рождественского праздника - богатых и бедных, о действенной помощи последним со стороны первых, писатель не уставал обращаться к людям с этой проповедью.

 Несомненно, всем своим описанием художественного действия в произведениях Ч.Диккенса выступает схожесть его повестей с «Вечерами на хуторе близ Диканьки» Н.В. Гоголя, столь любимыми и современным читателем.

 Диккенс воспринимал рождество как праздник домашнего очага, поэтому он был особенно мил ему. Диккенс любил веселый открытый огонь - камина или камелька, безразлично, - вокруг которого в рождественский вечер собиралась семья, любил уют комнаты, украшенной ветками омелы или остролиста, - особенно привлекательный зимой, когда за стенами дома идет снег, бушует ветер и сгущается морозный туман. Любил он и традиционный ритуал этих праздников - веселые игры и танцы до или после ужина с обязательной индейкой и пудингом.

При всем том, что рождественские повести написаны в рамках определенного жанра, по законам которого автор обязан привести развитие действия к благополучному финалу, Диккенс - благодаря своему несравненному таланту - сумел поднять их над уровнем примитивного рождественского чтива, превратить их в подлинные поэтические шедевры. Их счастливые концовки продиктованы ему не только стремлением развлечь и дать утешение возможно более широкому кругу читателей. В них проявила себя глубинная связь его творчества с фольклорной традицией, с миром волшебной сказки. Как и волшебные сказки, «Рождественские повести» Диккенса отмечены присутствием в них необычного, фантастического, чудесного. Их поэтика сродни поэтике сказок X. К. Андерсена, с которым был лично знаком Диккенс. Задуманы были «Рождественские повести» как своего рода социальная проповедь.

 В отличие от прочих опытов Диккенса в малом повествовательном жанре его «Рождественские повести» представляют собой произведения значительного объема. Эта объемность повествования, этот сравнительный простор были необходимы Диккенсу для того, чтобы дать развернутую характеристику ведущих персонажей повестей - тех, кто должен был пережить процесс душевной трансформации, отказа от ложных ценностей и понятий во имя ценностей и понятий истинных, гуманистических и потому вечных.

По условиям жанра на подобную трансформацию давалась всего одна ночь. Зато это была ночь рождественская, не только не исключающая, но, напротив, предполагающая всякого рода чудесные приключения и превращения.

 Книга построена по принципу от общего к частному. Общие представления об эпохе позволяют ближе ощутить дух происходящего в повестях Ч.Диккенса.

Наиболее, на мой взгляд, показательной и необыкновенной, сказочной является повесть «Сверчок за очагом». Автор рекомендует ее читателям как «Сказку о семейном счастье». Действие не имеет прямого отношения к рождественским праздникам, оно падает на последние дни первого месяца года. Но добрый дух рождественской феерии, дух волшебной сказки живет в ней не менее явственно и свободно, чем в двух первых. Диккенс прямо подчеркивает эту связь, признаваясь в начале второй главы: «А я благословляю сказки, надеюсь, вы тоже, за то, что они хоть как-то скрашивают наш будничный мир!» Уподобление героев и ситуаций хорошо известным сказочным персонажам не раз встречается в тексте повести.

Символами семейного счастья и здесь являются для Диккенса яркий огонь очага и веселые песенки сверчка и чайника, задорно соревнующихся друг с другом. Всегда глубоко поэтичная, обладающая собственным своеобразным ритмом проза Диккенса переходит в стихи в наиболее ответственных моментах, определяющих атмосферу повести, главы которой соответственно называются здесь песенками. Такова песнь чайника в первой главе повести: «Нынче ночь темна, пел чайник, на дороге груды прелого листа, и внизу -  только грязь и глина, а вверху туман и темнота; во влажной и унылой мгле одно лишь светлое пятно, но это отблески зари - обманчиво оно; небеса алеют в гневе; это солнце с ветром вместе там клеймо на тучках выжгли, на виновницах ненастья; длинной черной пеленою убегают вдаль поля, вехи инеем покрылись, но оттаяла земля; лед не лед, с водой он смешан, и вода и лед - одно; всё вокруг преобразилось, всё не то, чем быть должно; но едет, едет, едет он!»

Он - это возчик Джон Пирибингл, возвращающийся из очередной поездки к семейному очагу, где ждет его милая женушка, ласково именуемая Крошкой, ждут домашнее тепло и уют, созданные и хранимые ее руками. Мнимая измена Крошки чуть было не сокрушила сердце доброго Джона, но он с честью выдержал это испытание с помощью добрых духов домашнего очага.

Не обходится здесь и без обращения к добру черствого эгоиста и собственника: фабрикант Теклтон, который так ненавидел детей - хотя именно они были «источником его благополучия», - что старался сделать игрушки как можно страшнее и безобразнее, получив чувствительный удар по самолюбию, ищет утешения в семейном кругу Пирибинглов и Пламмеров и сам обнаруживает при этом способность понимания и сочувствия.

Главное - фон произведения, который показывает дух эпохи. Кругом идет «битва жизни» в разных повестях эпохи 19 века. Маленькие истории, штрихи человеческих жизней, судеб, живущих в нашем мире – вот что видно из произведений Ч.Диккенса.

 

Список использованной литературы

  1. Диккенс Ч. Рождественские повести / Ч.Диккенс. – М.: Правда, 1988. – 510 с.: ил.
  2. Аникин Г.В. История английской литературы: учебник / Г.В. Аникин, Н.П. Михальская. – 2-е изд., перераб. и испр. – М.: Высш. шк., 1985. – 431 с.
  3. Энциклопедия для детей. Том 15. Всемирная литература. Ч.2. XIX и XX века / Глав. ред. В.А.Володин. – М.: Аванта +, 2001. – 656 с.: ил.

В оглавление номера

Поиск
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz