Интернет-издательство «Контрольный листок»
Четверг, 29.06.2017, 10:24
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 838
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Дипломный проект, 2014, № 10
 
От реферата до диссертации
 
Психологические механизмы чтения
 
Зависимость восприятия текста от свойств оптического сигнала.
 
Психологические вопросы обучения чтению решаются на основании анализа ряда вопросов: 1) психологических и лингвистических особенностей восприятия текста как основной единицы письменной речи; 2) психологических особенностей звеньев речевой коммуникации при чтении; 3) особенностей, связанных со схемой смыслового восприятия, и 4) особенности действия основных механизмов речевой деятельности.
Мы начнем рассмотрение основ обучения чтению с анализа тех особенностей текста, которые обусловливают его восприятие. Восприятием текста мы вслед за Б. В. Беляевым будем считать чувственное понимание, ограниченное деятельностью первой сигнальной системы, а пониманием — сознательное восприятие, обусловленное деятельностью второй сигнальной системы. Восприятие устной и письменной речи связано с непосредственным воздействием ее физических свойств на органы чувств, протекающим в единстве с воздействием на чтеца или слушателя ее смыслового содержания. Получивший зрительные сигналы должен преобразовывать их в мысли на основе знания системы значений соответствующего языка и своего жизненного опыта. Воспринимая письменный (печатный) текст, мы не отдаем себе отчета в том, что этот процесс начинается под воздействием на наш орган зрения сигналов (физических свойств печатных или письменных символов). Нам кажется, что мы непосредственно раскрываем содержание текста. Анализ же этого процесса показывает, что чтение в первую очередь определяется физическими свойствами текста. [Берман, Бухбиндер, 1977]
Текст как некоторый физический объект, подлежащий восприятию, представляет собой последовательность графем (букв). Оптические сигналы с точки зрения их физических свойств имеют несколько модуляций: число колебаний волн лучистой энергии, их интенсивность и длительность, которые в ощущении корреспондируют тональности (цветовому тону), насыщенности и светлоте.
Буквы являются как бы пусковым механизмом, под воздействием которого начинается физиологический процесс возбуждения в органах зрения. Он заканчивается сложными физиологическими явлениями в коре головного мозга, функцией которых является психическое явление — восприятие графических символов печатного и письменного текста и мыслительная деятельность чтеца. Другими словами, под воздействием физических свойств объекта возникает физиологическое явление, а на его основе — психическое, которое неразрывно с ним связано.
По аналогии с физическими (акустическими) свойствами устного речевого сигнала можно говорить о бифункциональности физических (оптических) свойств текста, т. е. о первичных и вторичных физических свойствах графем. Первичные физические (оптические) свойства печатного (или письменного) текста определяют видимость и удобочитаемость текста. Эти физические характеристики текста, хотя и способствуют различению полиграфических сигналов, но не ведут к их различению в семантическом противопоставлении. Не влияя непосредственно на распознавание языковых и смысловых особенностей текста, первичные оптические свойства не релевантны в языковом и смысловом отношении. Вторичные же свойства графем способствуют их различению одной от другой. К вторичным физическим свойствам букв, как нам представляется, следует отнести особенности их начертания, вызывающие интегральное действие указанных выше физических свойств. Вторичные физические свойства начинают служить материальным средством различения алфавитно-графических форм и, естественно, влияют на адекватность восприятия и понимания языковых и смысловых особенностей текста. Изучение опознавания зрительного сигнала показало, что в очень большой мере оно зависит от конфигурации предъявляемого знака. Так, экспериментально установлено [В. А. Артемов], что особо трудно узнаются буквы с диакритическими знаками, например французские буквы ё, ё, ё, с, д.
Избирательный характер смешения зрительных сигналов. В отечественных исследованиях отмечается избирательный характер смешения зрительных сигналов. Одни знаки смешиваются с определенными знаками чаще, чем с другими, а некоторые — совсем не смешиваются. Было высказано также предположение, что разная вероятность появления знаков будет влиять на их запоминание, а, следовательно, и на узнавание.
Из практики обучения известно, что труднее всего усваиваются и узнаются буквы, сходные с буквами родного языка. Очень часто учащиеся неправильно читают заглавные латинские буквы Н, Р, С, строчные буквы g, p, d, b, с, m. Иллюстрацией этому может быть прочтение английского предложения Не did not know where to go. Учащиеся спутали латинскую букву „g" с русской буквой «д» и прочли слово go как [du:]. Еще несколько примеров интерференции алфавита русского языка: слово how читается как [паи], boy как [bou], my как[Ы:]. Интерференция наблюдается как в отношении совершенно идентичных букв, так и букв, имеющих незначительное расхождение в написании. Психологически это объясняется тем, что связь — «буква – «звук» на родном языке настолько сильна, что служит преградой к образованию новой буквенно-звуковой связи. Интерференция может проявиться и при рукописном начертании букв. Аналогичные ошибки учащиеся делают и при обучении немецкому и французскому языкам; сами учителя могут привести немало примеров из своей практики. Следует иметь в виду, что при научении чтению на разных языках интерференция с образами букв родного алфавита проявляется по-разному, чаще встречаясь в отношении одних букв, чем других.
Учитывая интерференцию при узнавании букв и значение прочности связи «буква -> звук», в учебнике или в книге для учителя целесообразно помещать соответствующие указания к буквам алфавита, которые особенно подвержены ей. Следует также предусмотреть упражнения, которые помогали бы учащимся снять возможную интерференцию. При объяснении нового алфавита следует обращать внимание на буквы общего начертания, отмечать их сходство и различие и больше тренировать учащихся в чтении слов, в которых может проявиться интерференция родного языка. Кроме того, очевидно, необходимо обратить внимание на сходные по внешнему очертанию буквы внутри изучаемой системы, так как у учащихся может долго не возникнуть нужная их дифференцировка при восприятии. Учащиеся не замечают различий сходных по начертанию букв, например, различия в буквах f и t в алфавите немецкого языка. Поэтому целесообразно упражнять их в зрительном выборе той или иной буквы из ряда сходных по начертанию букв и в произношении соответствующего ей звука. Наблюдая работу опытных учителей, мы можем отметить их мастерское объяснение всех случаев, где возможна межъязыковая и внутриязыковая интерференция, и использование разнообразных тренировочных упражнений, ведущих к прочному запечатлению зрительного образа.
Следует отметить, что в некоторых случаях сходные элементы могут оказывать положительное влияние на усвоение букв нового алфавита.
Наблюдательные учителя всегда знают, при усвоении каких букв в наибольшей мере проявляются межъязыковые и внутриязыковые интерференции, и могут предусмотреть соответствующее объяснение и закрепление нового алфавита. Мы считали нужным обратить на это внимание, так как по нашим многолетним наблюдениям это является одной из причин ошибочного чтения. [Щерба Л. В. Преподавание иностранных языков в средней школе. Общие вопросы методики. Под ред. И. В. Рахманова. М., «Высш. школа», 1974]
Относительная степень легкости и трудности опознания букв отдельных алфавитов, в частности латинского (в варианте английского, немецкого и французского начертания) в сопоставлении с русским, должна быть еще экспериментально исследована, на основе полученных данных должна быть разработана программа обучения чтению, предусматривающая преодоление интерферирующих ассоциаций идентичных графем родного и изучаемого языков.
 
Зависимость восприятия от шрифтовых особенностей оптического сигнала.
 
Физические характеристики текста обеспечивают акт чтения, поскольку они способствуют или препятствуют его восприятию. Это в свою очередь положительно или отрицательно сказывается на понимании текста, без которого чтение не выполняет своей основной функции — служить источником коммуникации.
Видимость текста и его удобочитаемость являются условиями продуктивного чтения. Понятие удобочитаемости шире понятия видимости. Видимость текста зависит только от качества самого зрительного сигнала. На удобочитаемость влияют не только форма, величина, цвет шрифта, но и целый ряд условий, связанных со спецификой оформления печатного материала, например, различное соотношение материала, расположение на странице (длина строки, междустрочия, межбуквенные пробелы, характер верстки текста издания), цвет бумаги, способ печати, а также субъективные характеристики чтеца, обусловленные его профессией, квалификацией, вниманием, утомляемостью и др. Нужно знать о некоторых закономерностях удобочитаемости потому, что это определит отношение к тексту, предлагаемому для чтения учащимся. Удобочитаемый текст значительно облегчит им задачу чтения. При выборе книг для внеклассного чтения это подчас имеет решающее значение. Ведь именно из-за неудобочитаемости текста учащийся часто неохотно читает иногда даже учебник.
Когда мы берем в руки книгу, и в частности книгу для чтения на иностранном языке, то мы прежде всего обращаем внимание на его шрифт. В состав шрифта входят буквы алфавита, цифры, знаки препинания, а также некоторые другие знаки шрифта.
Очень важным моментом в учебнике и книгах для чтения является последовательность смены кеглей и их разнообразие. Переход с более крупного на более мелкий кегль наблюдается нами во всех учебниках иностранного языка первого года обучения как для общеобразовательной школы и школы с преподаванием ряда предметов на иностранном языке, так и для школ, в которых немецкий язык преподается как родной.
 
Физиологическое звено чтения
 
Обусловленность процесса чтения глазодвигательной активностью чтеца. Рассматривая чтение как процесс коммуникации посредством языка на материале письменной речи, мы понимаем, что оно определяется также механизмами зрительного декодирования оптических сигналов. Н. И. Жинкин отмечает, что обучающийся чтению должен усвоить новый для него орфографический код, который «включен в систему письменной речи».
Рассмотрение чтения как вида речевой деятельности позволяет считать физиологической основой ее концепцию Н. К. Анохина о функциональной системе. В рамках этой концепции любая деятельность начинается стадией афферентного синтеза, в состав которой входит доминирующая мотивация, обстановочная афферентация, пусковая афферентация, аппарат памяти. Можно предположить, что роль пускового механизма при чтении играют привычные графические образы.
Установлено, что в контуре графемы выделяются части, которые служат опознавательными признаками при восприятии букв. Характер и количество таких признаков для каждой буквы свои. В зависимости от условий восприятия они меняются. Для определения букв алфавита существует некоторое количество частей букв, которые не расчленяются, в частности для русского алфавита их 24. [Кузнецова,1979]
Записи движения глаз показывают, что оно происходит непоследовательными (аритмичными) скачками поступательного характера. Поэтому принято говорить, что это движение носит саккадический характер. Зрительное декодирование оптических сигналов происходит во время остановки (фиксации) глаз. Смена фиксаций глаз в результате их движения дает возможность не смешивать сигналы.
Что же происходит при переходе глаз от одной фиксации к другой? Установлено, что около трех букв в центре каждого зрительно воспринимаемого буквенного комплекса запечатлено на сетчатке глаза с предельной ясностью, остальные буквы все менее и менее ясны по мере того, как увеличивается число воспринимаемых графических сигналов, т. е. по мере того, как увеличивается поле узнавания. Если сопоставить записи движения глаз, на которых отражена длительность и число фиксаций, приходящихся на строку, с фактами, характеризующими зрение, то станет ясно, что для узнавания слова достаточно неясного, неотчетливого видения. Глаз сохраняет впечатления только от особых черт, как было сказано выше, наиболее характерных для данной буквы, бросающейся в глаза формы, от доминирующих признаков букв и слов. Остальное приходится на восполняющую работу сознания. Этот процесс сравнивают с процессом узнавания знакомого ландшафта. Нам достаточно одного взгляда, для того чтобы вызвать мысленный образ всех его деталей. Более внимательное изучение ландшафта позволит увидеть тысячу деталей, в отношении которых мы были уверены, что видели их при первом взгляде. Но если бы нас попросили сразу же после первого взгляда описать эти детали, мы этого не сделали бы. В отношении же многих более известных деталей знакомого ландшафта мы не можем сказать, видели ли мы их или представляли себе мысленно. При втором взгляде на ландшафт мы часто замечаем, что детали, которые, как нам казалось, мы видели и в первый раз, очень изменились или совсем исчезли. В настоящее время экспериментально доказано, что читатель схватывает 7±2 графических образа в одну фиксацию и делает в среднем 4-5 фиксаций на строку, причем узнавать он может слово целиком, или значительную часть слова, или несколько слов в одну фиксацию [М. Я. Гошев].
Разница между «хорошим» и «плохим» чтецом заключается не в скорости, с которой движется глаз, а в количестве и качестве той информации, которую он воспринимает в каждую фиксацию. Кроме того, эта разница выражается и в количестве регрессивных движений глаза. Экспериментально установлено, что в памяти человека вероятностно организованы элементы, меньшие, чем слово. По ходу чтения у чтеца формируется модель будущих результатов, поэтому, если ожидаемое и появившееся на самом деле не соответствуют друг другу, происходит рассогласование и чтец возвращается глазами по тексту назад (делает регрессивные движения). При изучении чтения на родном (английском) языке было установлено, что 23% всех движений глаз, которые делают учащиеся первого класса, являются регрессивными (возвращающимися назад по тексту). В старших классах регрессивные движения наблюдаются у 15% учащихся. Считается, что регрессивные движения связаны с трудностями понимания текста. При чтении трудного текста возникает несоответствие между временем прочтения отдельных слов и временем, требующимся читающему для их осмысления (припоминания их значений и синтезирования смысла читаемого). В результате у читающего появляется больше регрессий, увеличивается число фиксаций. Соответственно замедляется скорость чтения. Причем трудности материала оказывают большее влияние на людей, плохо читающих. Это проявляется в нарушении регулярности процесса чтения. Увеличение числа регрессий и числа фиксации, а также увеличение их продолжительности наблюдалось и у хороших чтецов, однако эти изменения являются более упорядоченными. [Щерба Л. В. Преподавание иностранных языков в средней школе. Общие вопросы методики. Под ред. И. В. Рахманова. М., «Высш. школа», 1974]
У нормального чтеца регрессивные движения глаз не нарушают порядка следования слов предложения при восприятии текста. Это заставляет думать, что происходит какой-то второй процесс, параллельный зрительному опознаванию печатного текста. Предполагается, что это — процесс, связанный с удержанием в памяти того, что было уже воспринято, пока глаз возвращается назад к другой части информации. Поэтому в момент регрессивной фиксации информация, которую получает чтец, при чтении не нарушается.
Можно предположить, что в момент фиксации, т. е. приема информации, формируется «образ будущего», а время скольжения глаза по строке необходимо организму для гигантской работы по обработке полученной информации. Если получаемый результат соответствует образу, то происходит следующий прием информации. Как уже отмечалось выше, «хороший» чтец отличается от «плохого» тем, что воспринимает большее количество информации в одну фиксацию и совершает меньше регрессивных движений. Рассматривая чтение с такой точки зрения, внешнюю его характеристику можно назвать техникой чтения, внутренней характеристикой будет смысловая интерпретация текста. Результатом этого единого процесса будет достигаемый в той или иной степени уровень понимания.
Учитывая вышеизложенное, при обучении чтению и, в частности, при обучении чтению на иностранном языке, надо стремиться к тому, чтобы глаза учащегося совершали меньше фиксаций на строку, т. е. увеличивать поле чтения, чтобы фиксации были кратковременными, а регрессивные движения были сведены до минимума.
Экспериментально установлено, что чем выше достигаемый уровень понимания, тем меньше испытуемые делают фиксаций и регрессий на строку, тем больше у них поле чтения или, обратно, чем меньше фиксаций и регрессий делают испытуемые на строку, чем больше поле чтения у них, тем более высокий уровень понимания достигается ими. [Кузнецова, 1979]
Эксперименты, таким образом, подтверждают правило взаимодействия понимания и восприятия при чтении и показывают, что это взаимодействие связано также с характером движения глаза, т. е. изменениями в моторике глаза.
 
(окончание следует)
 
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz