Интернет-издательство «Контрольный листок»
Суббота, 22.07.2017, 11:40
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 849
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Дипломный проект, 2015, № 1
 
За рубежом
 
Решение Верховного Суда США 1922 года как начало становления спортивного права в США
 
© И.С. Кузнецов
 
В сфере физической культуры и спорта активно развивается законодательство: в 2007 г. был принят Федеральный закон от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», ставший третьим по счету базовым отраслевым федеральным законом в сфере физической культуры и спорта после Основ законодательства Российской Федерации о физической культуре и спорте от 27 апреля 1993 г. N 4868-1 и Федерального закона от 29 апреля 1999 г. «О физической культуре и спорте в Российской Федерации».
Столь частое принятие законов о физической культуре и спорте обусловлено несовершенством рассматриваемой сферы нормативного правового регулирования, которое, в свою очередь, является следствием отсутствия опыта специального законодательного регулирования отношений, связанных с физической культурой и спортом в России, в период советской государственности.
Принимая во внимание, что российское законодательство в сфере физической культуры и спорта в настоящее время находится в стадии становления, изучение зарубежного опыта регулирования соответствующих общественных отношений является чрезвычайно актуальным.
Среди зарубежных государств особое внимание заслуживает изучение опыта Соединенных штатов Америки, прежде всего, потому, что профессиональный спорт как самостоятельная сфера деятельности стал активно развиваться в этой стране раньше, чем в европейских государствах, - уже со второй половины XIX в., а также потому, что в США накоплен богатейший опыт правового регулирования отношений, связанных со спортом. Так, первые судебные решения по спорам, имеющим непосредственное отношение к спорту, появились в США в конце XIX в. - начале XX в. Именно этот опыт оказал существенное влияние на формирование и развитие европейской модели организации спорта, а также системы государственного регулирования сферы спорта ряда европейских государств.
Изучение процесса развития американского спортивного права невозможно в отрыве от динамики развития профессионального спорта, в связи с чем необходимо отметить, что процесс зарождения профессионального спорта в США протекал неодинаково в отдельных видах спорта и практически завершился только в конце 1920-х годов. В одних видах спорта на это потребовалось около 20 лет, в других - более длительный период времени. В 1920-е годы закладываются организационно-картельная структура американского профессионального спорта, его источники финансирования, отношение к нему со стороны государства и рядовых граждан.
С момента своего появления профессиональный спорт в США рассматривался как особый вид предпринимательской деятельности. Основным системообразующим элементом профессионального спорта в США являются спортивные лиги (ассоциации), которые изначально создавались как для целей упорядочивания и регламентации проведения спортивных соревнований по соответствующим видам спорта, в том числе для регулирования управленческих, экономических и трудовых отношений, возникающих в связи с проведением таких соревнований, так и для повышения уровня доходов владельцев спортивных клубов.
Кроме того, для целей повышения экономической эффективности своей деятельности спортивные лиги с момента своего образования вводили специальную систему регламентации в отношениях «работник - работодатель» посредством установления ограничений прав работников (спортсменов) в рамках конкретного рынка. Исходя из этого, лиги по своему положению являлись монополиями, устанавливающими «правила игры» на рынке, где рынок - это соответствующий вид спорта.
Специфика регулирования отношений в сфере профессионального спорта обусловливается тем, что в отличие от других сфер предпринимательской деятельности, где субъекты вправе самостоятельно определять порядок и формы взаимоотношений между собой, спортивные клубы и их работники (спортсмены) вынуждены подчиняться установленным монополиями правилам, которые могут носить дискриминационный характер и ограничивать их права. В противном случае они лишаются возможности осуществлять свою деятельность на рынке.
Таким образом, сама природа организации соревнований в игровых видах спорта повлияла на образование монополий в профессиональном спорте, что предопределило непосредственное влияние антитрестовского законодательства (которое начало активно развиваться в США с конца XIX в.) на развитие правового регулирования отношений в данной сфере.
Американская судебная практика рассмотрения дел, так или иначе связанных со спортом, судами различных инстанций достаточно богата. Как уже было отмечено выше, споры по «спортивным делам» имели место еще в конце XIX в. Однако решение, которое можно выделить среди других, послужившее началом становления спортивного права в США, как особого «ответвления» права, было принято Верховным судом США 29 мая 1922 г.
Суть дела заключалась в следующем. В 1915 г. владелец бейсбольного клуба Балтимор обвинил Американскую и Национальную бейсбольные лиги в незаконном сговоре против Федеральной бейсбольной лиги и попытке монополизировать бизнес бейсбола. В окружном суде истец выиграл дело, и ему в соответствии с параграфом 3 Закона Клейтона было присуждено возмещение убытков в троекратном размере. В апелляционном суде было вынесено противоположное решение, и в конце концов дело предстало на рассмотрение Верховного суда США.
19 апреля 1922 г. Верховный суд США рассмотрел дело об оспаривании законности решения Апелляционного суда округа Колумбии по иску бейсбольного клуба Балтимор против Национальной лиги профессиональных бейсбольных клубов (далее - НЛПБК) и др. Истец в исковом заявлении указал, что решение Апелляционного суда округа Колумбии, отменившее ранее вынесенное судебное решение о взыскании в соответствии с антитрестовским законодательством убытков в троекратном размере, было вынесено ошибочно в пользу ответчика.
Суд установил, что ответчики являются добровольными ассоциациями и корпорациями, деятельность которых довольно разнообразна и включает в себя инвестирование миллионов долларов в проведение бейсбольных матчей, а также на обеспечение их проведения (включая переезды команд, а также перевозку необходимого оборудования и обслуживающего персонала).
Вопрос, имевший наибольшее значение для суда, состоял в том, является ли деятельность, осуществляемая ответчиками, рассматриваемая как единое целое, межштатной коммерческой деятельностью (коммерцией), а точнее, являлась ли монополия, созданная ответчиками или которую они намеревались создать, монополией в какой-либо части коммерческих отношений между штатами.
Поскольку по замыслу создателей Национальной лиги профессиональных бейсбольных клубов ее деятельность должна была осуществляться на территории семи штатов и учитывая тот факт, что ни один бейсбольный клуб, участвовавший в проводимых указанной лигой спортивных соревнованиях, не мог осуществлять свою деятельность отдельно от других членов лиги, презюмировалось, что аспект межштатных отношений является не просто существенным, но и основным и неотъемлемым.
Суд отметил, что проводимые игры символизируют соревнование между двумя городами, которое проводится посредством сообщения между штатами. Помимо олицетворения городов и штатов здесь также присутствует элемент соперничества, и опыт показал, что наибольший интерес представляют игры, в которых клубы из разных уголков страны (из восточной и западной части) борются за превосходство.
Верховный суд США обратил внимание, что необходимо различать бейсбол как спорт, когда им занимаются для развлечения и физической нагрузки, и бейсбол как бизнес, который подразумевает проведение матчей с участием профессионалов. Бейсбол как бизнес в течение многих лет представляет собой колоссальное вложение денежных средств. Ответчики, занимающие доминирующие позиции в бейсбольном бизнесе, фактически не вовлечены в спорт как таковой. Их деятельность направлена на получение прибыли, и ей присущи все черты коммерческого предприятия. Когда команды спортивных лиг (американской, национальной или какой-либо другой) отправляют на игры в города и штаты, в которых конкретной лигой проводится соревнование, они едут туда, куда решит работодатель, бизнес которого и заключается в том, чтобы отправить команду на игры. Прибыль работодателей является результатом подобных бизнес-операций.
Для целей извлечения прибыли значение «межштатного» аспекта чрезвычайно велико. Среди других важной статьей расходов бейсбольного бизнеса является предоставление стадиона, на котором команда могла бы проводить свои игры. Клубы различных лиг имеют свои стадионы, стоимость которых, если мы имеем дело с командами Главной лиги, составляет несколько миллионов долларов. Прибыль клубы получают не только от посещаемости своих «домашних» матчей, но и за счет посещаемости «гостевых» матчей. Размеры получаемой клубами прибыли рассчитываются согласно определенной пропорции, установленной соглашением между клубом города, в котором проходит игра, и клубом команды гостей.
Суд подчеркнул, что ни в одном другом виде бизнеса не существует таких тесных взаимосвязей и взаимозависимости между лицами из разных штатов, как в спорте. Клубы всех лиг учреждают свои подразделения сразу в нескольких штатах, и, несмотря на то что каждый клуб, конечно же, имеет юридический адрес, тем не менее с практической точки зрения ведения бизнеса клубы являются организациями без постоянного местонахождения.
Следующим острым вопросом являлся вопрос о возможности определения в данном случае предмета торговли, в связи с чем суд пришел к выводу, что в данном случае довольно трудно рассматривать персональные умения (навыки) как товар, хотя рассматриваемая деятельность может фактически представлять собой коммерческую деятельность. Если сделки, относящиеся к «межштатной» торговле, оценивать по конечным результатам, то, возможно, такую деятельность можно было бы подвести под действие Закона Шермана. Однако ответчики по делу заявили, что «бросание мяча на поле» необходимо отделять от всех остальных действий, предпринятых для организации соревнований.
В течение игрового сезона бейсбольные команды, обслуживающий персонал, амуниция и др. находятся в постоянном движении по различным городам по заранее определенному маршруту. Учитывая это, довольно сложно привести в пример другой вид коммерческой «межштатной» деятельности, в котором перемещения между штатами были бы столь строго определены.
По результатам рассмотрения дела Верховный суд США под председательством судьи Оливера Уэнделла Холмса постановил, что Закон Шермана неприменим к сфере бейсбола по трем основным причинам: 1) бизнес, осуществляющий показ бейсбола, относится к компетенции штата; 2) переезды являются случайными, а не существенно важными обстоятельствами; 3) спортсмены не являются предметом потребления и поэтому не имеют отношения к производству.
Данный прецедент установил, что бейсбол не вовлечен в коммерческую деятельность между штатами, а, следовательно, антитрестовское законодательство США не распространяет на него свое действие, установив своеобразное изъятие.
Подобное изъятие, которое существовало на протяжении более 75 лет и в некотором отношении существует и сейчас, создало для профессионального бейсбола своеобразное прикрытие, защищавшее от претензий игроков, независимых хозяев клубов и конкурирующих лиг. Значение этого решения заключалось в том, что оно позволяло Лиге сохранять резервную оговорку, контролировать место расположения команд и сохранять подчиненную структуру низших лиг без опасений предпринятия ответных шагов со стороны клубов по оспариванию в суде правомерности действий Лиги с точки зрения антитрестовского законодательства (Reserve clause - в спортивном праве это право клуба заключать новый однолетний контракт с игроком на таких же условиях, как и в предыдущем году (в соответствии с действующим в то время контрактом); единственное условие, которое может быть изменено, - зарплата, которая различается у различных лиг в соответствии с условиями, предусмотренными контрактом и/или коллективным договором.
После вынесенного Верховным судом США решения 1922 г. антитрестовское законодательство США стало оказывать все более значительное влияние на правовое регулирование различных общественных отношений в сфере спорта. Особенности правового регулирования рассматриваемой сферы общественных отношений выражались в установлении разного рода ограничений и изъятий, что, в свою очередь, подчеркивало их уникальность с точки зрения права. Такая уникальность выражалась прежде всего в невозможности применения норм текущего законодательства к спорту так же, как к другим сферам общественной жизни.
Важно подчеркнуть, что рассмотренное выше судебное решение, несмотря на свое особое значение, носит довольно противоречивый характер. Более того, со второй половины XX в. судебная практика пошла по принципиально иному пути. Согласно новому толкованию антитрестовского законодательства в контексте профессионального спорта, профессиональные спортивные лиги вынуждены были измениться вследствие распространения на них действия антитрестовских законов, чтобы им соответствовать. В связи с этим «было признано, что федеральный бейсбол не был одним из счастливейших дней судьи Холмса».
Позиции судов при рассмотрении дел, связанных с проверкой соблюдения субъектами профессионального спорта антитрестовского законодательства, отличались своей непоследовательностью: после подтверждения бейсбольного исключения 1922 г. суды установили, что на другие виды спорта антитрестовское законодательство распространяется. Такой неоднозначный подход американских судов к рассмотрению сходных по своей правовой природе и содержанию споров, поставил множество вопросов, которые привели к многократному увеличению числа судебных разбирательств в дальнейшем и развитию спортивного права в США.
 
Поиск
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz