Интернет-издательство «Контрольный листок»
Четверг, 27.04.2017, 10:14
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 826
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Дипломный проект, 2016, № 9
 

Страницы истории: в поисках утраченного

 

За нашу и вашу свободу: поляки в имамате Шамиля

 

© В. Бигуаа, Р.Магомедов,

 

В архивах России, Польши, Германии, Англии, Турции и других стран хранится большое количество малоизвестных материалов, свидетельствующих об участии граждан иностранных государств в Кавказской войне. Среди них были поляки, турки, венгры, англичане и другие. Их симпатии были на стороне горцев. Однако эта поддержка была исторически обусловлена интересами того или иного народа или государства. Иногда перед лицом «общего врага» союзниками оказывались страны с совершенно разными политическими ориентациями и геополитическими, военно-стратегическими целями. Чаще всего у сочувствующих друг другу народов складывалась одинаковая судьба, и их устремления совпадали. Так возникли, в частности, венгерско-кавказские и польско-кавказские исторические связи.

Появлению десятков тысяч поляков на Северном Кавказе предшествовали известные события в Польше в конце ХVIII- первой половине ХIХ вв. Созданное по Люблинской унии 1569 г. Польско-Литовское государство Речь Посполитая, не раз совершавшая со шведами интервенцию в Россию, Петербургскими конвенциями 1770 - 90-х гг. была разделена (три раздела - 1772, 1793, 1795) между Пруссией, Австрией и Россией. В 1814-1815 гг. из частей Варшавского княжества, созданного в 1807 г. Наполеоном I, было образовано Королевство Польское; оно, по решению Венского конгресса, было передано России. Познанщина отошла к Пруссии, некоторые территории были присоединены к Австрии.

С конца ХVIII в. Польша фактически перестала существовать в качестве суверенного государства. В 1794 г. вспыхнуло польское национально-освободительное восстание во главе с Т. Костюшко, которое было жестоко подавлено царской Россией. В подавлении восстания участвовал генерал А. Ермолов. После этих событий многие поляки-«заговорщики» были сосланы на неспокойный Кавказ, где вынуждены были служить в действующей армии. Они вместе с депортированными в 1812 г. (в количестве около 10 000 чел.) и составили «первую волну» польских военнопленных.

О некоторых из них пишет, в частности, Г. Прозрителев в брошюре «О военнопленных поляках на Северном Кавказе в войну 1812 г.». В ней автор расшифровывает польские надписи, обнаруженные в начале ХХ в. на скалах близ сел Ореховки и Высоцкого Ставропольской губернии. Одна из них гласит: «Для отчизны мила смерть, раны и кандалы. Поляки в 1813 году». В другом месте начертаны фамилии некоторых военнопленных: Циемниевский, Шнинциер, Порадовский и др. По мнению Прозрителева, поляки были размещены в Ставрополе, Пятигорске, Моздоке, Кизляре, Георгиевске; в Ореховке пленные поляки работали в каменоломнях для крепостей. Вместе с тем автор сообщает, что в Ставрополе хранилось дело о побеге из Горячих вод 26 пленных.

После подавления польского восстания в 1794 -1795 П. масса поляков-беженцев прибыла в Турцию, где они стремились создать польский легион. Поляки видели в Турции, воевавшей с Россией, своего естественного союзника, который, по их мнению, мог переломить сложившую ситуацию в Восточной Европе. С военными успехами Османской империи, которая была не согласна с разделом Польши, они связывали надежды на освобождение своей родины и возрождение Польского государства. Как свидетельствует Ж. Таргальский, «кавказские горцы впервые начали фигурировать в польских проектах в 1797 г., и им суждено было занимать в них решающие позиции на протяжении почти целого столетия войны.

В 1830-1831 п. вспыхнуло очередное польское восстание, которое с еще большей жестокостью было подавлено царским правительством. Подавлением восстания руководил наместник на Кавказе в 1827-1830 годы генерал-фельдмаршал И. Паскевич, который был назначен главнокомандующим Действующей армией в Польше (14 июня 1831 г.). Впоследствии он получил титул «светлейший князь Варшавский» (1831 г.) и стал наместником «Царства Польского».

Паскевич также руководил подавлением Венгерской революции 1848-1849 гг. За этими трагическими событиями последовала массовая ссылка на Северный Кавказ пленных повстанцев, которые должны были участвовать в войне против горцев. Согласно польским и другим источникам, количествоссыльных доходило до 10000 человек. Однако эта цифра из года в год менялась в сторону увеличения, ибо Польша продолжала борьбу против колониальной политики царизма (восстания 1846, 1848, 1863-1864 п.).

В 40-х г. XIX в. в царской армии было 25-30 тыс. поляков. Многие из них искали удобного случая для того, чтобы сбежать к персам, в Турцию или к горцам. Бывало, что их выдавали обратно. Иногда беглецы оказывались даже на невольничьих рынках Турции. Часть поляков-дезертиров оставалась жить среди горцев, женились на черкешенках, участвовали в освободительной борьбе черкесов (в источниках под именем «черкесы» часто подразумевались многие горцы Северного Кавказа).

По свидетельству польских, русских, английских и других источников (Лонгворт, Дж. Белл), польские повстанцы во взаимодействии с английскими и турецкими представителями пытались создать военно-политический союз с народами Кавказа и свой легион. Один из повстанцев, по фамилии Гралевский, служивший в Кавказской армии в 1844-1857 П., утверждал, что «поляки, не зная прямой дороги к мюридам, блуждали среди подчинившихся Москве аулов и попадали в руки местного ополчения,... но если бы только человек пятнадцать депортированных, и среди них специалисты, появились в рядах горцев, и если бы они сумели создать ядро легиона из числа находящихся там дезертиров и невольников, они в короткий срок сформировали бы по крайней мере несколько батальонов регулярной армии».

 

 

По словам другого повстанца, Калиновского, который провел год в армии Шамиля..., в секретариат службы под названием «Власть» входили сам Чарторыйский, В. Замойский, Л. Быстжоновский, Я. Воронич и другие. располагал иностранным полком, отчасти сформированным из польских перебежчиков. Главным образом они служили в артиллерийских подразделениях и занимались изготовлением боевой техники. Некоторые польские специалисты были советниками Шамиля. Центр польской дипломатической службы «Отель Ламбер» располагался в Париже, он был основан князем А. Е. Чарторыйским, избранным 30 января

Многие члены «Власти» поддерживали тесные контакты с поляками на Кавказе. Более того, секретариат разрабатывал планы восстания в Польше, которое предполагалось координировать с действиями на Кавказе и на Балканах. Чарторыйский сотрудничал с англичанами и турками. Он полагался на их помощь в формировании польского легиона, как на Кавказе, так и при турецкой армии. Рассматривался также вопрос о создании регулярной армии на Кавказе, костяком которой должны были стать польские дезертиры из русской армии. «Отель Ламбер» смог создать свои представительства в Лондоне, Стамбуле и Риме. Особо активно кавказскими вопросами занималось стамбульское или «Восточное Представительство».

Как свидетельствует Ж. Таргальский, первую польскую миссию к горцам (1844-1846 гг.) совершил член секретариата «Власть» Л. Зверковский (Лёнуар или Кара-Крак). Он отправился к черкесам, ибо у него была налажена связь с известным натухайским предводителем князем Сефер-беем (Зан-оглу или Зан-Уко). Сам же Зверковский был сторонником прямых контактов с Шамилем. Лёнуару было поручено убедить горцев в необходимости объединения, изучить возможности организации массового дезертирства и формирования регулярной польской армии на Кавказе.

Миссионера сопровождал З.Осиковский, владевший черкесским языком. Лёнуару не удалось встретиться с Шамилем, хотя после переговоров с посланником Шамиля в Черкесии Сулейманом вопрос о его поездке в Имамат был решен; но он был тяжело ранен и в марте 1846 г. вынужден был покинуть Кавказ. В июне 1846 г. князь Чарторыйский послал на Кавказ еще одного эмиссара - К. Гордона. Ему поручалось достичь договоренности с Шамилем, убедить других предводителей северокавказских племен в необходимости сплотиться вокруг имама для более эффективного противостояния царским войскам, усилить контакты с завербованными в русскую армию поляками и т. д.

Весной 1846 г. во время пребывания Гордона в Стамбуле глава «Восточного Представительства» М. Чайковский встретился с предводителем убыхов Хаджи Берзек Керантухом, который передал для Чарторыйского письмо такого содержания: «У нас с вами общее стремление добиться свободы и независимости для наших народов. Посему я обязуюсь принимать у себя поляков, дезертиров из русской армии, а равно и прочих, и обращаться с ними хорошо. Я также обязуюсь провести в Черкессию генерала артиллерии и инженерных войск Казимира Гордона, проявлять заботу о нем... Мы будем прислушиваться к его советам и будем считать его посланником польского вождя».

Так Гордон оказался у убыхов. Он участвовал в боях против царских войск и был убит в начале 1847 г. Князь Чарторыйский не оставлял надежды на формирование польского легиона в Северо-Кавказском регионе. Он планировал усилить контакты с горцами и казаками, активизировать подрывную деятельность в русской армии, результатом которой должно было стать массовое дезертирство поляков, и не только их. Одни предлагали (например, Чайковский) изначально организовать легион при Сефер-бее, а Чарторыйский был убежден, что без союза с Шамилем невозможно провести совместную акцию с горцами, казаками и русскими мятежниками. В июле 1847 г. член секретариата «Отеля Ламбер» Л. Быстжоновский должен был возглавить экспедицию. Он имел свой план, согласно которому предусматривалось два варианта развития событий:

1) осуществление экспедиции вглубь России;

2) на случай неудачи в привлечении казаков начать совместное наступление поляков и горцев на русские посты, находящиеся на побережье Черного моря.

Планировалась также переброска войск морским транспортом в Крым, откуда, пройдя через Украину, они соединились бы с польскими повстанцами. В то же время армия Шамиля вместе с польским легионом во главе с Быстжоновским вела бы широкомасштабные бои на Кавказе и Волге. По плану Быстжоновского, на Кавказе могло быть создано несколько государств, в том числе государство Шамиля (хотя в то время существовал уже Имамат - В. Б.), черкесское государство под протекторатом Турции и два государства казаков. Однако не хватило средств даже на посылку не большой делегации к Шамилю.

В 50-х гг. активизирует свою деятельность на Кавказе бывший венгерский повстанец, поляк Теофил Лапинский (Теффик-бей), который впоследствии стал автором уникальных трудов по истории и культуре народов Кавказа. Лапинский оказывал большую помощь горцам, в т. ч. и военную. Он даже попытался сформировать на территории Турции крупный польский экспедиционный корпус в 15 тыс. солдат и офицеров с мощной артиллерией. Турция не препятствовала этому процессу до того момента, пока Россия не выразила жесткий протест. Дабы не осложнять отношения с Россией, турецкие власти решили расформировать польский легион.

Однако полковник Лапинский не отказался от своей идеи и в ноябре 1857 г. прибыл к воюющим черкесам с небольшим, но хорошо вооруженным отрядом. Польские добровольцы оставили заметный след в истории Северного Кавказа. Несмотря на неудачи в налаживании тесных контактов с Шамилем, поляки оказывали посильную помощь государству и армии имама. Это в основном были поляки перебежчики, высококлассные специалисты по артиллерии, вооружению, по ведению боев и т. д. Некоторые из них работали в штабе Шамиля. Они не стали чужими в Имамате, ибо цели освободительной борьбы были общими.

Абдурахман, зять Шамиля, оставил сведения о пребывании беглых и пленных солдат в Имамате : «Беглых и пленных Шамиль лично испытывал, к чему кто способен, и потом уже определял: кого кузнецом, кого артиллеристом или механиком; более смышленым и надежным доверял даже заведование пороховыми заводами, шорнями, ремонтом и др.».

Беглых русских солдат и офицеров, казаков у Шамиля было много, и он ценил их. Они же, наряду с польскими и венгерскими легионерами, обучали горцев артиллерийскому и инженерному делу, картографии. Многие стали вольными горцами и отважно воевали, были хорошими разведчиками. Поляки даже создали полковой оркестр....

Для пленных и перебежчиков вблизи Ведено был построен отдельный поселок с церковью и костелом. Русских крестьянок или казачек, отбившихся от родного гнезда, Шамиль посылал в это поселение, и они вольны были выбрать там себе мужей, причем один из поселенцев, по общему избранию, исполнял при венчании обязанности священника. Если же кто из поселенцев добровольно принимал ислам, то такому предоставлялось право жениться на мусульманке и предоставлялся земельный надел.

 

В оглавление номера

Поиск
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz