Интернет-издательство «Контрольный листок»
Среда, 18.10.2017, 01:31
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 902
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Дипломный проект, 2016, № 7
 

По страницам старых журналов

 

Загадка Маргариты

 

© В. Пимонов («64-Шахматное обозрение», 1985, № 17, с.24-25)

 

В знаменитой книге, провозглашенной что продавцами, что искушенными библиофилами раритетом, героиня произносит фразу «Я умоляю вас не прерывать партии. Я полагаю, что шахматные журналы заплатили бы недурные деньги, если бы имели возможность ее напечатать». Известно, сколь охочи аборигены шахматных журналов до всяческого рода конкурсов на лучшую комбинацию или избранную жемчужину из собственного творчества. Им ли не заметить столь заманчивого объявления? А уж чего проще опубликовать не свою, а чужую партию, да еще, судя по всему, гениальную. И вознаграждение сулит необычное. Не какой-нибудь вымпел или золотой жетон, а деньги, притом недурные. Но в том-то и штука, что загадочная партия упомянута в нешахматной книге, следовательно, шахматисты могли ее и не прочитать. Да и опубликована рукопись была добрых три десятка лет спустя после того, как партия игралась. Шутка ли сказать.

Итак, роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита» трепещущий голос героини. за доской Воланд и неотразимый Бегемот. Все известно. Кроме текста самой партии, на страницах романа дается лишь ее описание. Ни в один шахматный журнал его - пусть живое и красочное - не примут. Туда бы нотацию: она понятнее. Тогда и красоту по-настоящему можно оценить.

Но говорил же Мастер: «Рукописи не горят!». Так. может быть, запись партии существует? Наверное, ее поместили в рукописный отдел библиотеки, где незримо хранят черновики писателя. Не тут-то было. Никто из так называемых ревностных стражей-архивариусов слыхом не слыхивал ни о каких шахматах. Но и это не означает, что текста не было: непредсказуемо подлинное воображение, но в основе его - реальность. Вдруг и впрямь партия сгорела? Тоже не беда. Вот Гоголь, к примеру, сжег не то что какую-нибудь партию, а весь второй том «Мертвых душ». И что же вы думаете? Нашелся-таки ученый, набрался смелости и по оставшимся обрывкам попытался понять, что было не только во втором, но и в не написанном, а только задуманном Гоголем третьем томе. Нет, более чем прав Мастер: не только рукописи, но и замыслы не горят.

Кстати, Булгаков не раз обращался к осмыслению творчества своего предтечи. Написал инсценировку «Мертвых душ» для МХАТа. Там тоже партию играют, но в шашки (Ноэдрев с Чичиковым). И актеры на репетициях Станиславского, на которые всегда заходил автор, не понарошке играли, а натурально в роль вживались, даже шашечного мастера приглашали консультировать. Партию восстанавливали.

К сожалению, сведения об увлечении Булгакова шахматами или шашками весьма скудны. Говорят, правда, что захаживал он к друзьям сыграть партию-другую в шахматы.

А шахматная жизнь у нас в те годы кипела. Вторая волна «шахматной горячки», как пишут иногда, - рецидив ее после 20-х годов. Булгаков-писатель никогда ничего не придумывал, брал все из жизни, «создавая поэтику исторической достоверности». И шахматы попали в роман не случайно. Все тогда в шахматы играли. И даже до заграницы эти сведения дошли. Вот что писала «Нью-Йорк тайме: «В Советском Союзе наблюдается громадный прогресс в области шахмат, игра распространена среди самых широких кругов населения. Исключительная популярность шахмат отражает огромный культурный рост Советского Союза. Будущее шахмат - в Советской стране».

Естественно, что на фоне такой популярности и герои романа сели за доску. И какими бы невероятными и фантастическими ни показались события, развернувшиеся на шахматной доске они не выдумка, а сущая правда. правда художественная. За ней чувствуются отраженные сознанием автора факты и лица. За каждой фигурой, в данном случае и нешахматной пусть порой нами и не узнанной, - нечто такое, что хорошо знакомо писателю. Так, поражает в романе топографическая точность. И сейчас по Москве можно пройти теми же улицами, зайти в те же квартиры, где томились и ликовали персонажи «Мастера и Маргариты». Попробуем прогуляться и мы. Вот и начнем с квартиры дома 302-бис на Садовой улице и пока ею и ограничимся.

«...Дверь раскрылась. Комната оказалась очень небольшой. Маргарита увидела широкую дубовую кровать со смятыми и скомканными грязными простынями и подушкою. Перед кроватью стоял дубовый на резных ножках стол, на котором помещался канделябр с гнездами в виде когтистых птичьих лап. В этих семи золотых лапах горели толстые восковые свечи. Кроме этого, на столике была большая шахматная доска с фигурками, необыкновенно искусно сделанными..., был еще в комнате сидящий на высоком табурете перед шахматным столиком громадный черный котище, держащий в правой лапе шахматного коня... шаркая правой задней лапой, он уронил коня и полез за ним под кровать».

Читатель «64», вероятно помнит дальнейшие события. Воланд шпагою решил вызволить кота из-под кровати, чтобы ввиду визита Маргариты отме-нить партию. Но деликатная Маргарита настояла на продолжении игры. Партнер Воланда тем временем застрял.

«…Коня не могу найти, - задушенным и фальшивым голосом отозвался из-под кровати кот, - ускакал куда-то, а вместо него какая-то лягушка попадается.

- Не воображаешь ли ты, что находишься на ярмарочной площади? - притворяясь рассерженным, спрашивал Воланд. - никакой лягушки не было под кроватью! Оставь эти дешевые фокусы для варьете. Если ты сейчас же не появишься, мы будем считать, что ты сдался, проклятый дезертир».

Все прямо по шахматному кодексу: неявка на партию откуда бы то ни было хоть из-под кровати, - ноль!

«- Ни за что, мессир, - заорал кот и в ту же секунду вылез из-под кровати держа в лапе коня».

Фантастика - кот, конь, лягушка какая-то. При чем тут лягушка? Не знал разве автор что лягушка - не конь. В том-то и дело, что знал. Лягушка-то та, что по болотам живет, как передвигается? Сначала вперед прыгает, потом вбок - буквой «Г». Натурально - шахматный конь. Подмечено и экспериментально проверено сотрудником шахматного журнала, не играющим, верно, в шахматы.

Партия продолжалась.

«- Шах королю, -- сказал Воланд.

- Пожалуйста, пожалуйста, - отозвался кот и стал в бинокль смотреть на доску.

...На доске тем временем происходило смятение. Совершенно растерянный король в белой мантии топтался на клетке, в отчаянии вздымая руки. Три белых пешки - ландскнехты с алебардами растерянно глядели на офицера, размахивающего шпагой и указывающего вперед где в смежных клетках, белой и черной, виднелись черные всадники Воланда на двух горячих роющих копытами клетки конях.

Маргариту чрезвычайно заинтересовало и поразило что шахматные фигурки были живые».

А нет ли здесь повода для гипотезы, по крайней мере, для размышлений? Небольшая справка. Булгаков начал работу над романом в 1928 году. Но доведенный до пятнадцатой главы первоначальный вариант автором уничтожен. В 1932-1933 годах писатель возобновил работу над книгой, восстановив и переписав уничтоженную часть. Шестая полная редакция датируется 22-23 мая 1938 года. Последний вариант Булгаков правит уже за месяц до смерти. Можно предполагать, что 22-я глава «При свечах» (о которой и идет речь) создавалась в середине тридцатых годов. А именно этот период в Москве был чрезвычайно насыщен шахматными событиями. Сначала вопрос, откуда взялись у Булгакова живые шахматы? Конечно, мог читать о них, знать, ведь такие театрализованные представления известны издревле. Но мог и собственными глазами видеть. В 1934 году на одном из московских заводских стадионов прошло такое представление. И писали о нем, так что если Булгаков и не был на нем сам, то уж газеты-то читал. Точно известно.

Разыгрывали «живую партию» два сильнейших шахматиста. Будущий чемпион мира и тогдашний чемпион СССР Михаил Ботвинник играл с талантливым мастером Николаем Рюминым, победителем первенства Москвы. Фигуры были представлены спортсменами. Королей исполняли штангисты державшие гири, как скипетры; королев играли женщины- теннисистки легкоатлеты стали ладьями велосипедисты - слонами (они же офицеры), копьеметатели - конями, а две футбольный команды в черных и белых майках выстроились друг против друга фалангами пешек. Партия, если верить современным справочникам, закончилась миром на 36-м ходу. Почти наверняка писатель знал о ней. Жил он тогда в Москве, следил за событиями, а не так уж часто организовывали такие большие праздники, как живые шахматы. Не тогда ли сам образ игры живыми фигурками заворожил Булгакова? Он, между прочим, появляется и на страницах «Театрального романа», где воображаемые живые фигурки в коробке вдруг станут персонажами пьесы:

«Тут мне начало казаться, что из белой страницы выступает что-то цветное. Присматриваясь, щурясь, я убедился в том, что это картина. И, более того, что картина эта не плоская. а трехмерная. Как бы коробочка, и в ней сквозь строчки видно: горит свет и движутся в ней те самые фигурки, что описаны в романе. Ах, какая это была увлекательная Игра... Всю жизнь можно было бы играть в эту игру, глядеть в страницу... А как бы фиксировать эти фигурки? Так, чтобы они не ушли более никуда?.. Да это, оказывается, прелестная игра! Не надо ходить на вечеринки, ни в театр ходить не нужно. Ночи три я провозился, играя с первой картинкой, и к концу этой ночи я понял, что сочиняю пьесу».

Однако досмотрим партию из романа до конца:

«Кот, отставив от глаз бинокль, тихонько подпихнул своего короля в спину. Тот в отчаянии закрыл лицо руками.

Плоховато дельце дорогой Бегемот, - тихо сказал Коровьев ядовитым голосом.

Положение серьезное, но отнюдь не безнадежное - отозвался Бегемот, - больше того, я вполне уверен в конечной победе. Стоит хорошенько проанализировать положение.

Этот анализ он стал производить довольно странным образом, именно стал кроить какие-то рожи и подмигивать своему королю.

Ничего не помогает, - заметил Коровьев.

... Белый король наконец догадался, чего от него хотят, вдруг стащил с себя мантию, бросил ее на клетку и убежал с доски. Офицер брошенное королевское одеяние накинул на себя и занял место короля.

... - Ну, что же, долго это будет продолжаться? - спросил Воланд. - Шах королю.

Я. вероятно ослышался, мой мэтр - ответил кот, - шаха королю нет и быть не может.

Повторяю, шах королю.

Мессир, - тревожно-фальшивым голосом отозвался кот, - вы переутомились, нет шаха королю!

Король на клетке г-два, - не глядя на доску, сказал Воланд. .

Мессир, я в ужасе, - завыл кот, изображая ужас на своей морде, - на этой клетке нет короля.

Что такое? - в недоумении спросил Воланд и стал глядеть на доску, где стоявший на королевской клетке офицер отворачивался и закрывался рукой.

Ах ты подлец, - задумчиво сказал Воланд.

Мессир! Я вновь обращаюсь к логике, - заговорил кот, прижимая лапы к груди - если игрок объявляет шах королю, а короля между тем уже и в помине нет на доске шах признается недействительным.

Ты сдаешься или нет? - прокричал страшным голосом Воланд.

Разрешите подумать, - смиренно ответил кот, положил локти на стол, уткнул уши в лапы и стал думать. Думал он долго и. наконец, сказал:

Сдаюсь... - Он поднялся, и шахматные фигурки полезли в ящик».

Своеобразная рокировка короля со слоном - дело в живых шахматах обычное. И виноваты не шахматисты, но актеры, часто путающие свою клетку с чужой. Самое главное, что по приведенному отрывку можно попытаться восстановить текст самой партии. Ведь он существовал, тем более что обрывок записи - король на поле г-два, то бишь же-два сохранился. (Воланд определил это, не глядя на доску, выходит Булгаков слышал и об игре вслепую.) Известно также, что король под шахом, впору сдаваться. Конечно же, Булгаков партию не придумал, не настолько серьезно он любил шахматы. А попалась она ему, видимо, в газете, шахматные издания он не читал. Хотя точно уже не установишь: библиотека его разошлась по свету. Итак, вернемся к Московскому международному турниру 1935 года, тому, что проходил в Музее изобразительных искусств. Ход его подробнейшим образом освещался в печати, а итогам «Правда» посвятила почти полосу. Уже тогда шахматный турнир в СССР был не только спортивным мероприятием, но событием общественного и политического значения сферой соревнования двух систем. Алехин писал тогда: «...в шахматной области клич «догоним и перегоним» не сказался пустым звуком... Догнали тем что выделили ряд первоклассных мастеров... Перегнали - по средней силе массового шахматиста...».

Партия удостоенная на турнире приза за красоту, обошла многие издания. Знали о ней даже те, кто и в шахматы никогда не играл. Знал, не исключено, и Булгаков. Партия эта Н. Рюмин - М. Ботвинник См. диаграмму:

 

 

Узнаёте: «три белых пешки - d4, е5, f4, которые растерянно глядели на офицера» - 30.СеЗ?. Кони, правда, расположены не на смежных клетках (хотя на белой и черной), но трудно требовать от любителя профессиональной точности описания. Но это еще не все... Далее было вот что. 30. ... С : f4 31. Ф : а6 Л : g2 32. Л : g2 Л : g2 33. Кр : g2. Вот он, король на клетке г-два! 33.. .Фg6+. Тот самый шах?! Здесь уже можно сдаться. Еще последовало 34. Kphl. Бегство короля 34.. .С : еЗ 35. К:еЗ Kf2+ 36. Kph2 K:dl. Белые сдались. Партию, однако, давно опубликовали. Значит, зря переживала Маргарита за журналы?

С другой стороны, и утверждать нельзя что Булгаков имел в виду именно эту партию. Просто происходили в Москве знаменательные для шахмат события, а писатель работал над романом, и в нем как раз появляются шахматные фигуры. Совпадение? Но в чем-то и гипотеза...

 

Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz