Интернет-издательство «Контрольный листок»
Четверг, 06.08.2020, 10:43
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1138
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Дипломный проект, 2014, № 2
 
Внеклассное чтение
 
Чистое пламя
  
 
Мальчик обратил к учителю взволнованное лицо.
- Как ты прекрасно рассказал, Сфер, о законах Ликурга, по которым жили наши предки! Но что мешает нам жить по ним теперь? Почему вместо доблести в Спарте царствует богатство? Где былое спартанское равенство?
Сфер положил на стол свои большие руки и долго молчал,  шевеля корявыми в ссадинах пальцами. Его высокий лоб перерезала мучительная складка.
- Я слышал, - проговорил он, - это же спрашивал у своего учителя Агис, бывший царём до твоего отца Леонида.
- Но отец говорит, что Агис был мятежником и за это его убили.
- Его убили за то, что он хотел возродить законы Ликурга. И это ему не удалось, - глухо сказал учитель.
- Но ты считаешь, что по этим законам можно жить и теперь?
- Я знаю, - сказал Сфер, - что по таким же законам, правда, не называя их ликурговыми, живут скифы. Это дикий, но справедливый народ. У них нет межей между участками. Они презирают золото и серебро. Нет у них стремления овладеть чужим и жажды богатства. Поэтому они непобедимы. Величайшие из завоевателей Кир, Дарий и Александр понесли поражение от скифов. Помнишь, я в прошлый раз тебе рассказывал о своей первой встрече со скифами в степях за Ольвией ...
Клеомен с интересом слушал учителя. Как хотелось ему побывать в тех местах, где родился и провел детство учитель, увидеть могучую реку Борисфен, которую еще называют Данаприем, вдохнуть запахи не тронутой плугом степи. Но законы Спарты запрещают даже рядовым гражданам надолго покидать родину. А он к тому же сын царя и в будущем царь.
- В Скифии горек мёд, продолжал Сфер, - но сладка и упоительна свобода. А в Спарте даже цари в рабстве у эфоров. Я слышал, что они наложили штраф на царя за то, что он женился на спартанке маленького роста.
-  Это произошло с моим прадедом, - вставил Клеомен.- Эфоры сказали, что его дети должны быть царями, а не царьками.
-   Не ростом и не красотой славились в старину спартанские жены, а величием духа, - сказал Сфер.- У себя на родине я слышал о спартанках, провожавших на войну своих близких напутствием: «Со щитом или на щите!» Где эти женщины? Теперешние спартанки хвастаются друг перед другом не подвигами своих мужей, а золотыми побрякушками и обилием прислуживающих им рабов. Конечно, и среди них есть достойные тех древних доблестных жен. Ты ведь знаешь, что мать и бабку Агиса приказали задушить эфоры за то, что они воспитали его в духе законов Ликурга. Юная жена Агиса такая же, как они...
-  На днях я должен с ней обручиться, - сказал Клеомен.- Так приказали эфоры. Но Агиатида не хочет и слышать обо мне, потому что я сын Леонида, моего отца, которого она считает убийцей Агиса.
-  Еще не было случая, чтобы мужчина, не только женщина, ослушались распоряжения эфоров. Обручение состоится. Но ты не добивайся любви Агиатиды. Дождись, пока она сама подойдет к тебе. Вот тебе мой совет.
Клеомен с благодарностью взглянул на учителя. В беседах с ним он черпал мужество. Сфер не был похож на тех странствующих мудрецов, которые сбывали свою мудрость тем, кто больше за нее платил. Учение Сфера не расходилось с его образом жизни. Единственного раба он отпустил на волю, и сам заботился о себе. И двери его домика были всегда открыты для всех, кто нуждается в помощи и совете.
- Хайре, учитель, - сказал Клеомен, вставая.- Я последую твоему совету.
- Хайре, Клеомен. Да хранит тебя божество.
Проводив мальчика, Сфер подошел к стене, где стояла переносная бронзовая жаровня. Она заменяла в зимние месяцы очаг. В слое пепла мерцал крохотный синеватый огонек. «Законы Ликурга, воинская слава. - все это в прошлом, - думал Сфер.- Спарта во мраке. Но где-то еще теплятся огоньки. Это души юных, не зараженных корыстью. Доброе слово как ветер. Оно раздувает пламя сердец»
 
* * *
 
Сколько произошло перемен за эти пять лет. Умер царь Леонид, и его сын Клеомен стал спартанским царём Клеоменом III.
Давно уже Спарта не знала такого энергичного воителя. Каждой весной выводил Клеомен войско в земли соседей, а осенью возвращался с добычей и славой. Македонский царь Антигон с тревогой следил за успехами Клеомена, возрождавшего древнюю доблесть Спарты.
Клеомен восстановил старинный обычай общественных обедов. Длинные столы стояли под открытым небом. Из грубых глиняных мисок шел пар. В мисках была черная похлебка из бобов, вызывавшая еще в древности удивление чужеземцев. Как и в былые времена, участники обедов вспоминали о бранных подвигах и пели военные песни.
Вместе с молодежью Клеомен участвовал в гимнастических и военных упражнениях. Он отказался от богатой одежды, которую обычно носили спартанские цари. На нем был неизменный плащ из грубой шерсти.
Клеомен еще более сблизился со Сфером. Часто они проводили время в прогулках по окрестностям Спарты. Однажды он вышли из города еще на рассвете. Из утреннего тумана вынырнули Тайгетские горы. Их пологие склоны покрыты виноградниками, а вершины - снегом. В заросших камышом берегах бежал Эврот. Теперь, как и в старину, юные спартанцы рвали камыш голыми руками и плели из него циновки. Этот обычай возродил Клеомен.
-   Воспитание молодежи - это начало начал, - сказал. Сфер. - Надо изгнать из Спарты сребролюбие. Возьмись за ростовщиков. Освободи илотов и разреши им вступить в войско...
Внезапно Сфер остановился и указал на могильную плиту.
-   Вот она могила Агиса. Эфоры запретили похоронить его на кладбище как преступника. Эту плиту тайком поставила Агиатида.
-   Я прикажу поставить здесь статую из вечного камня, - сказал Клеомен, склоняя голову. - Пусть все знают, что это могила величайшего из царей Спарты.
-   Вечны не камни, а добрые дела, - сказал Сфер. - Агис объявил войну несправедливости. Но он был одинок. Народ сочувствовал царю, но не защитил его от эфоров. Зло можно победить только оружием. Свобода рождается в звоне мечей. Ее колыбель всегда забрызгана кровью. Ты - царь. Воины тебе пре даны и готовы выполнить любой твой приказ. Чего же ты медлишь?
 
* * *
 
Спартанское войско стояло лагерем под Мантинеей. Уже была совершена утренняя молитва богам, дарующим победу. Раз дался призывный напев флейт, наполняющий сердца воинов бодростью. Войско двинулось не к стенам Мантинеи, а к синеющим на горизонте Тайгетским горам. Войско шло в Спарту.
На агоре Клеомен остановил воинов. Речь его была составлена в тех энергичных выражениях, которые предписывались обычаями:
- Город заражен скверной, - произнес Клеомен. - Спарта страдает от неги, роскоши и долгов. С этими болезнями можно было бы бороться, если бы не эфоры. Своими врагами эфоры считают всех, кто служит добродетели и стремится восстановить законы Ликурга. Смерть эфорам!
И тотчас же воины ринулись к дому, где заседали эфоры Взломаны двери. В ужасе эфоры забились под столы. Их вытаскивали за ноги и убивали. Только одному из эфоров удалось бежать.
- От одного эфора немного зла! - сказал Клеомен, узнав, что его приказ выполнен не полностью. - А если нет эфоров, зачем им столы и кресла?
Под хохот воинов из дома эфоров летели сундуки, скамейки. А вот и знаменитые кресла, сидя в которых эфоры вершили суд. Все свалили в кучу. Кто-то поднес к ней факел. Вспыхнул костер.
Со всех сторон на агору стекалась толпа. Старики, женщины и дети смешались с воинами. Пламя выхватывало из мрака седые бороды, пухлые детские щеки, женские косы, блестящие шлемы.
Покончив с домом эфоров, воины по знаку Клеомена бросились к жилищам ростовщиков. В костер полетели ящики с долговыми расписками. Нельзя было узнать сдержанных в проявлении чувств спартанцев. Люди обнимались, поздравляя друг друга.
- Теперь мне не надо отдавать половину урожая! - кричал земледелец, не веря своему счастью.
- Моя мастерская свободна от долгов! - радовался ремесленник.
А пламя поднималось все выше и выше. Трещало сухое дерево. Летели искры. Люди, взявшись за руки, плясали вокруг костра.
И вдруг все смолкло. Толпа расступилась, пропуская женщину в белом пеплосе. Ее прекрасные волосы распущены, как во время молитвы.
- Агиатида, - зашептали в толпе. - Вдова Агиса и жена Клеомена. Ведь с тех пор, как эфоры выдали ее насильно замуж, она не выходила из дому.
Эта женщина пришла, чтобы поздравить Клеомена с победой. Так думали все. И только один Сфер, стоявший рядом с Клеоменом, услышал, что сказала Агиатида царю:
- Я пришла к тебе, чтобы сказать: Агис - это твое детство. Он был мальчиком. А ты муж. Ты мой первый и единственный. Смотри, как яростно горит этот костер. В нем сгорает всё, что нас разделяло. Я никогда не видела более чистого пламени.
 
Примечания:
 
Ликург - полулегендарный спартанский законодатель IX—VIII веков до н. э. В IV—III веках до н. э. Ликургу приписывали все законы и учреждения спартанского общества, которые на самом деле были результатом длительного исторического развития.
 
Ольвия - древняя греческая колония на Бугском лимане. Ее также называли Борисфеном по протекавшей рядом реке Борисфен (Днепр).
 
Эфоры - ежегодно избиравшиеся должностные лица в Спарте, обладавшие высшей властью. Они могли даже судить и казнить царей.
 
Илоты - рабы, принадлежащие Спартанскому государству (частное рабовладение в Спарте не существовало), потомки побеждённых коренных жителей Пелопоннеса.
 
«Со щитом или на щите!» - Эти слова надо понимать в смысле: «Вернись живым со щитом, или пусть тебя принесут мертвым на твоем щите, который не достанется врагу».
 
Мантинея — город Ахейского союза городов, который был осаждён и взят Клеоменом.
 
Пеплос – выходная одежда греческой женщины.
 
Поиск
Календарь
«  Август 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2020 Бесплатный хостинг uCoz