Интернет-издательство «Контрольный листок»
Вторник, 25.01.2022, 11:44
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1149
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Художественный раздел

Краткий курс геополитики в ненормированной лексике (лекция 2)
Продолжение. Начало см. в № 22

Традиции демократии – поздняк метаться.

 
Я обещал рассказать про регулируемую демократию. Историческая роль регулируемой демократии в том, что после детального знакомства с ней, даже темному фермеру из техасской глубинки становится ясно: государство, как ты его не устраивай – все равно маздай. Регулируемая демократия – это довольно хэровая государственная система, но все остальные – вааще полное говно. Поэтому регулируемую демократию надо признать высшей и последней формой государственного устройства. После нее должна следовать уже нерегулируемая демократия, которая с существованием государства несовместима.
Но не буду забегать вперед, потому что это как-никак лекция, и здесь вам не тут. И попробую, чтобы было поменьше ненормативной лексики. Хотя, совсем без нее все равно не получится, т.к. она необходима для всестороннего раскрытия темы. Начнем с идеалов демократии, для чего возьмем для умозрительного примера какую-нибудь микроскопическую африканскую страну Лимпопонию, долго изнывавшую под британским колониальным гнетом. То есть, если разобраться, Лимпопония британцам была на хэр не нужна. Просто они ее сгоряча завоевали в XIX веке, а потом весь XX век думали, как же, блинъ, от нее избавиться.
Знаете, сколько гуманитарной помощи может сожрать одна страна, пусть даже маленькая? Вот то-то. Но однажды, какой-то местный негр Джо, сидя в сортире, от нефиг делать громко прочел по слогам заголовок в «Morning star»
СВО-БО-ДУ И НЕ-ЗА-ВИ-СИ-МОСТЬ НА-РО-ДАМ А-ФРИ-КИ!
А британские колониальные власти только этого и ждали – у них специально везде «жучки» были понатыканы, даже в сортире, чтоб не упустить шанс. Они тут же пустили это дело в эфир, и дали интервью BBC, что все, бля, национально-освободительное движение победило и они (наконец-то) едут домой, слушать русский попсовый шлягер про лондонский дождь и девушку Вику.
Напрасно лимпопонцы рыдали и просили Духов Леса вернуть беломазых жадин.
Напрасно два часа буцкали негра Джо баобабовыми дубинами.
Ни хэра им это не помогло.
Последний буржуйский корабль отвалил от берега и собравшиеся на корме офицеры в безукоризненно-белых кителях и тропических шлемах, под звуки «Британия, правь морями», молча показали удаляющейся полоске джунглей средний палец правой руки.
Так пал антинародный колониальный режим.
Лимпопонцы тяжело вздохнули и собрались на народную ассамблею, выбирать президента. Но даже самому распоследнему негру было ясно: пока он будет заниматься государственными делами, никто не станет удить для него крокодилов, собирать бананы, чинить мотоцикл и гнать самогон. То ли дело быть администратором электростанции: там если тебя не кормят и не обслуживают, просто щелкаешь тумблером - и звездец, в кабаке вырубается телевизор, по которому вся деревня футбол смотрит.
А президенту чем щелкать? Хлебалом? Беспонтово.
В общем, президентом никто быть не хотел и случился было политический кризис.
Тут удачно вспомнили про негра Джо, который на ассамблее не присутствовал, а лежал отбуцканный в своей хижине.
Негра Джо тут же заочно выбрали и отправились его инаугурировать.
Значит, так, - сказали ему лимпопонцы, - раз из-за твоего расфиздяйства мы лишились халявного хавчика и ряда других благ цивилизации, ты теперь будешь все это говно расхлебывать. Для начала, вот тебе подшивка твоего сраного «Morning star» за 25 лет, садись, изучай, и чтоб к утру была у нас самая невэбенная передовая демократическая конституция.
- Алло, пипл, а где там про конституцию?
- А в звезде, - ответили невоспитанные односельчане, - про свободу и про независимость ты там вычитал, наверное, про конституцию где-нибудь рядом.
- Но я ж обкончаюсь искавши! – возразил Джо.
- Давай, читатель фуев, работай уже, - грубо прервали его, погрозили баобабовой дубиной, обмотанной для увесистости сфизженным откуда-то медным кабелем, и ушли.
- Ты еще легко отделался, мудак, - оптимистично заметила жена Джо, - с учетом тяжести содеянного, тебя могли запросто утопить в том самом сортире, где ты провозгласил эту гребаную независимость.
Негр Джо рассеяно погладил добрую женщину по попе, оторвал страницу «Morning star», достал из подпола заначку ганджубаса и свернул офигеннейший косяк.
- Башню-то тебе не сорвет окончательно? – спросила жена, когда по хижине поплыли густые клубы дыма.
- Принеси-ка мне notebook и пиво, - ответил Джо.
Его неудержимо перло и передовая политическая мысль рвалась на волю из его кучерявой головы… На утро негр Джо вручил соплеменникам отпечатанный на принтере листок бумаги.
- И это все? – удивились они.
- Краткость – сестра таланта, - отрезал он.
Не найдя, что возразить на этот афоризм, лимпопонцы уселись знакомиться с документом:
«Мы, гордый, свободный и самокритичный народ Лимпопонии, провозглашая решимость преодолеть наследие своего темного колониального прошлого, заставляющее нас пьянствовать, воровать, ругаться матом, свинячить и вести асоциальный образ жизни, осознавая ответственность перед нашими детьми и внуками, которые ныне, из-за нашего пофуизма и раздолбайства, учатся курить и бухать раньше, чем ходить и говорить, с надеждой глядя в светлое будущее нашей прекрасной страны, утверждаем настоящую КОНСТИТУЦИЮ.
Статья 1. Понятное дело, что Духи Леса, создали всех людей равными и, ясный пень, наделили их правами на жизнь, свободу и стремление к счастью.
Статья 2. Не хэр, однако, использовать эти права вредным, антиобщественным и всяким блядским образом, не для того они дадены.
Статья 3. Для того, чтобы статья 1 соблюдалась с учетом статьи 2, нужна статья 4.
Статья 4. Любой человек в любое время может следить за любым другим, для чего каждый имеет мобилу с цветным экраном и выходом в интернет, а у каждого на лбу должна быть прицеплена web-камера.
Статья 5. Чур камеру не снимать, и никогда ничем не закрывать, потому что приличному человеку стесняться нечего, он никогда ничего плохого не делает.
Статья 6. Это надежно обеспечит людям безопасность и счастье, потому что человека будет удерживать от дурных поступков не продажная полиция, а собственная совесть и еще опасность тут же огрести физдюлей, ведь кто-то наверняка за ним сечет.
Статья 7. А еще это очень дешево, потому что и мобилы, и камеры можно купить в кредит на 50 лет, а интернет нам вообще фонд Сороса даст даром, как отсталой (по мнению этих ротозеев-американцев) народности.
Статья 8. Ассамблея избирает в президенты кого-нибудь толкового и с понятием, но чур не больше, чем на 5 лет, потому что за это время президентство кого угодно задолбает.
Дополнение 1. На общественные нужды будем сбрасываться в размере 10% нажитого добряка. Это я вычитал в книжке, которую мне подарил миссионер, у которого я потом сфиздил notebook и принтер. Фуй знает, кто ее написал, но про 10% придумано толково.
Дополнение 2. Общественными нуждами будет ведать президент (то есть, пока что я), потому что надо же мне чем-то питаться, а больше, чем надо я по-любому не проем, ведь ясно, что за мной все будут следить.
Дополнение 3. Если понадобятся еще какие-нибудь законы, то пусть их принимает ассамблея, но я прикидываю, что никакие больше законы нам на фуй будут не нужны».
- Что-то больно просто, - сказали лимпопонцы, закончив чтение.
- Все гениальное – просто, - сурово ответил Джо, - чего вам, собственно, не хватает?
Кто-то вспомнил, что в конституции должно быть про флаг, герб и гимн, но не смог объяснить, на фиг они нужны.
Другой попросил разрешения снимать web-камеру на время посещения кабака, чтобы дети не видели его ужратым в хлам. Ему ответили: а не хэр столько пить.
Стеснительная девушка робко сказала что-то про интимные моменты. Девушку успокоили, что эти моменты волнуют только ее бойфренда и любопытных подростков (которые все равно придумают, как подсмотреть), а остальным это по барабану.
В общем, все три возражения были ассамблеей отклонены, конституцию приняли без поправок и стали по ней жить.
Из web-камеризации, поначалу полной приколов, получилась особая культура. В до-камерный период лимпомонской истории подглядывание было заморочкой отдельных извращенцев. Теперь у поголовно-камеризованных лимпопонцев оно сперва утратило пикантность, а потом стало общепринятым и офигенно удобным способом коммуникации.
Тут не обойтись без примеров. Вот, допустим, европеец если кому-то хочет позвонить, то ни фига не думает, что это может оказаться резко не в тему. К, примеру, абонент футбол смотрит или трахается. А лимпопонец сперва глянет, чем занимается абонент? Стоит ли его отвлекать в такой интимный момент, как прорыв к воротам или приближение оргазма?
Это не говоря уже про чисто прагматику, вроде дисциплины труда или охраны порядка.
Стала Лимпопония процветающей по местным понятиям страной и начала налаживать разное международное сотрудничество. Вот сейчас будет самый острый пункт лекции. Прилетает негр Джо из первого дипломатического турне, буквально сразу отправляется в кабак и говорит бармену: налей-ка мне самого крепчайшего пойла, а то у меня сейчас башню сорвет на хэр. И пока он глотает эту отраву, пипл начинает подтягиваться в кабак, поскольку всем охота послушать про чужедальние цивилизованные страны, и про то, чем ихняя демократия отличается от местной лимпопонской.
Тут Джо им и выдает.
- Значит, если в двух словах, то ихняя демократия – полное говно, но прикол в том, однако, что она по-своему работает. Хотите знать больше?
Ясный пень, все хотят. Тогда Джо им объясняет на доступном языке.
- В западных странах web-камеризация, как бы, не принята, потому что они там в конец убитые комплексами с личной жизнью. Тамошний гражданин как только подумает, что за ним кто-то сечет, у него сразу все опускается, и он с головой уходит в депресняк. Потому им туеву хучу бабла надо тратить на полицию, гэбэ, и всякое-разное секуритате. Это с одной стороны. С другой стороны, web-камеризация, однако, принята, но не для всех.
От такой инфы пипл начинает потихоньку офигевать:
- Что-то ты гонишь, Джо. Как так не для всех? У них там права человека ужас как расписаны, целых 30 статей сплошь про свободу, равенство и братство. Если кто чего нарушит, в миг омбудсмен прибежит и злодею ноги из попы повыдергает.
Негр Джо ждет, пока все заткнутся, и говорит:
- Темные вы люди. За кем, думаете, там народ сечет через камеры?
- Ясен, пень, за президентом, за полицаями и за гэбухой, - отвечает пипл, - таких без присмотра оставлять по-любому стремно.
- Вот фуй вы угадали. Народ ни за кем не сечет, ему ваще запрещено за кем-то сечь, а за президентом и гэбухой - особенно. Называется «государственная тайна». Я ж вам, тупым, о чем толкую? Все там через задницу. За народом секут полицаи, за полицаями и народом сечет гэбэ, президент сечет за всеми, но реально наоборот, за президентом секут главные гэбушники, а он за ними сечь не может, потому что у них – клава, которая всеми камерами управляет, но про это говорить, типа, неприлично.
- Государственная тайна? – догадывается кто-то.
- Точно! – говорит Джо, - вот, вы уже въезжаете помаленьку.
- Ни фига мы не въезжаем, - отвечает пипл, - и сдается нам, ты, все-таки, гонишь. Вот скажи, президента у них народная ассамблея выбирает или кто?
- Народная ассамблея, - соглашается Джо.
- Опа! Вот мы тебя и поймали! Как же она его выбирает, если ей ни хэра ни про кого не известно?
- Почему не известно? Известно. Но не все, а только то, что по телевизору покажут. Специальное кино снимают про кандидата, какой он классный, и крутят наподобие рекламы, которая на футболе в перерывах. Называется «предвыборная агитация».
- Эй, Джо, сам-то ты понял, что сказал? Не будет нормальный человек по ящику смотреть ничего, кроме футбола. Ведь про все остальное любую фуйню показать можно, даже отстойного годзиллу посреди Токио. Какой цивилизованный народ на эту лажу купится?
И ответил негр Джо своему пиплу:
- Так я и знал, что вы – люди темные, потому-то до сих пор крокодила удочкой ловите, а спиннинг с блесной не освоили, хоть я вам и купил две штуки, причем с инструкциями.
И ответил пипл своему негру Джо:
- Спиннинги в попу себе засунь, они оказались непальской сборки, с глючными катушками и инструкцией на санскрите, хэр прочтешь. Ты давай, не сползай с темы.
- Я и не сползаю, а говорю, поскольку люди вы темные, привез я вам два кина на CD, одно «хвост виляет собакой», другое «фаренгейт 9/11», все про ихнюю политику. Смотрите, просвещайтесь. А я пока еще стопарик накачу, под крокодиловый суп с топинамбуром. Через некоторое время будит пипл в говно пьяного негра Джо особым заклинанием:
- Доброе, бля, утро, президент сраный, харэ дрыхнуть, пьяная харя, посмотрели мы твои сидюки, ни хэра не въехали, давай, объясняй уже, долбаный ниггер.
- Вот ведь жмерены вы, - говорит Джо, продирая глаза, - колесо сансары вам всем в попу, что ж вы проспаться-то человеку не даете? А еще претендуете на звание самого гуманного народа центральной Африки. Стыдитесь! На вас через web дети по мобилам смотрят! Ладно, хэр с вами, тащите пиво «старый мельник» и спрашивайте, что вам непонятно.
Пипл спрашивает:
- Их всего увиденного нами получается такой политический вывод, что вся тамошняя развитая демократия – полный отстой. И выборы там типа, как знакомства по интернету. Кликнешь на принцессу Персии, а оказывается это – двадцатибаксовая панельная мочалка, уволенная по причине пенсионного возраста и хронического триппера. Мы на ихнего президента глянули – это сколько пудов шмали скурить надо, чтоб так отупеть?
- Ну, - соглашается Джо, - про шмаль все верно, а вопрос-то ваш в чем?
- Вопрос в том, почему они живут так богато, если власть себе выбирают так по-мудацки.
- Законный вопрос. Тут, пипл, все дело в конкуренции. Эти парни совсем не так просты. Еще на заре своей истории, когда web камер и мобил вааще не было, они въехали, что кого в президенты не выбирай – все равно он со своей командой будет всех наэбывать, а уследить за ними при тогдашней технической отсталости было невозможно. И тогда они придумали, чтобы команд было две, причем с разными тотемами: «слоны» и «ослы», чтоб сговориться не могли. Один тотем правит, а другой его отпихивает, так как хочет его на следующих выборах сменить. То есть, один тотем никогда не даст другому окончательно оборзеть и всех подмять, в этом и заключается сермяжный смысл всего регулируемого демократического государства. Получается типа, как на базаре. Если один торгует крокодилятиной, он ее даже тухлую зарядит втрое и впарит. А если торгуют двое, которые сговориться не могут, то придется им приемлемую крокодилятину добывать и ценник нормальный ставить.
Пипл почесал курчавые чорные головы и опять спрашивает:
- Так ведь, им целых двух президентов приходится кормить, одного играющего и одного запасного. Да еще вместе с ихими командами. Это ж, наверное, охэреть как дорого?
- Дорого, - соглашается Джо, - но только один фуй дешевле, чем если один президент с одной командой всю власть заберет. Я что вам про базар объяснял? Въехали теперь?
- Въехать-то въехали. Когда web и мобил не было, понятно, что иначе никак не разрулить. На бесптичье и жопа соловей, а на безрыбье и сам раком станешь. Но сейчас-то чего они парятся со всем этим говном?
- А поздняк метаться, - объясняет им Джо, - политическая традиция сформировалась.
- Уууу… - хором выдохнул пипл, - и чо, они теперь навсегда попали с этими ослиными слонами и слоновыми ослами? Тут негр Джо выдул, не спеша, бутылочку пива, потому что, как учит Соммерсет Моэм, перед главной репликой должна быть актерская пауза и чем она длиннее, тем актер кажется круче. Это такая психология специальная. - Я, пипл, так думаю, что надолго, но не навсегда. Потому, что прогресс-то идет, разные электронные приблуды совершенствуются и дешевеют. И полицаям все труднее сечь не сечет ли кто за теми, за кем сечь не положено, потому что те сами секут за всеми. В нашу, говоря по научному, информационную эпоху, право сечь за любым другим в той же мере, в которой он сечет за тобой, начинает восприниматься, как одно из неотъемлемых прав человека. То есть, вааще любого человека, не только нормального лимпопонского негра, но даже и тупого белого, зависающего у своего сраного телевизора.
Выражаясь языком брата Духов Леса и друга всех негров Маркса Энгельса Ленина, неизбежно наступает тот день, когда народная масса под лозунгом «секи за секущими» поднимается из положения «раком перед телевизором» и реально растопыривается.
И тогда регулируемой демократии наступает fatal zvezdets. Ясен перец, лимпопонская нерегулируемая web mobile democracy - это офигенное упрощение реальной жизни. На самом деле, все сложнее. Да и переход от регулируемой демократии к чему-то более толковому не сводится к эрекции масс под лозунгом «лучше стоя, чем на коленях». Но про это про все – в следующей лекции.
 
(продолжение следует)
 

Поиск
Календарь
«  Январь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2022 Бесплатный хостинг uCoz