Интернет-издательство «Контрольный листок»
Воскресенье, 20.08.2017, 18:33
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 865
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Дипломный проект, 2014, № 12
 
Страницы истории
 
Образ университета как уникального сплава либерального образования, средневековой гильдии и естественной науки
 
© С. Костюкевич, канд. социол. наук, ст. научн. сотр.
Центр проблем развития образования;  Белорусский государственный университет
 
Меня заинтересовали два вопроса: в чем смысл существования университета и в чем его ценность как феномена культуры? Други­ми словами, что такое университет как фено­мен культуры?
Чтобы ответить на них, пришлось обра­титься к истории, к изучению той жизни, которая существовала до университета. В пер­вую очередь, естественно, меня интересовали учебные заведения, выросшие на европейс­кой почве, так как университет -продукт имен­но европейской культуры. Дух этой культуры, европейской жизни, а также школьные заве­дения, созданные европейцами, - вот истоки, объясняющие, как был рожден университет и к чему он призван.
До университета в Европе существовали античная либеральная школа и средневековая школа-гильдия, т.е. попросту ремесленная. Именно они и были тем примером, которому подражали.
Итак, речь пойдет о типе школьного заве­дения, который был создан сначала антич­ным, а потом и средневековым городом, т.е. о школе как продукте городской культуры.
Но обратимся к Античности; более конк­ретно, к Древней Греции. Очень важно, что здесь уже существовало школьное образова­ние, т.е. образование, получаемое не через жизненную ситуацию, а в учебном заведении, называемом школой. Школы были двух уров­ней - средняя (или довысшая) и высшая. Пер­вая, именуемая гимназией, представляла со­бой учебно-воспитательное учреждение для юношей из состоятельных семей. Вторая, выс­шая, появилась, когда созданные греками интеллектуальные искусства - философия и наука - достигли довольно высокого уровня развития. Высшая школа в Древней Греции (а к ней можно отнести Академию Платона, Ликей Аристотеля, Сады Эпикура) представ­ляла собой учебное заведение, функциониру­ющее как научный кружок (сообщество), пред­назначенный для совершенствования искус­ства теоретического мышления.
В древнегреческой школе - и средней, и высшей - образование носило либеральный характер и заключало в себе дух античной жизни, в первую очередь жизни античного города.
Но что же характеризовало древний гре­ческий город? Прежде всего то, что в жизни древних греков ремесло не занимало сколько-нибудь значительного места, и свободные со­стоятельные греки (граждане полиса) относи­лись к этому занятию с пренебрежением. Та­ким образом, ремесленно-технологическая деятельность не являлась важным элементом античной городской культуры, да и мастер-ремесленник не занимал в ней почетного ме­ста. Может, поэтому и в Древней Греции, и в других античных государствах профессио­нальных учебных заведений или школ, обуча­ющих ремеслу, не было, что, судя по всему, нельзя считать случайностью. (Хотя, разуме­ется, жизнь гораздо сложнее наших представ­лений о ней, и, порой, те или иные явления возникают вопреки всякой логике).Что же касается древнегреческой либеральной шко­лы, то она никоим образом не была связана с ремеслом и обучением профессиональной ра­боте как будущей трудовой деятельности. Она была рождена как государственный институт и реализовывала воспитательную функцию. Либеральное образование, рассматривавшее­ся древними как один из атрибутов жизни гражданина полиса, представляло собой по сути признак аристократизма.
Свободные состоятельные греки могли позволить себе не работать, посвящая все свое время различным занятиям. То, что делали древние интеллектуалы, являлось исключи­тельно искусством, т.е. просто свободным творчеством.
Презирая трудовую деятельность и ремес­ло, именно они, тем не менее, подготовили почву для рождения интеллектуальных про­фессий как массового явления и способство­вали возникновению университета. Во-пер­вых, древние оставили нам в наследство либе­ральное образование, в рамках которого раз­вили интеллектуальные искусства и науки. Во-вторых, пренебрегая занятием врача или юриста как ремеслом, они все-таки уделили ему много внимания как области искусства, занимаясь теоретическими исследованиями медицинских и правовых проблем. Впослед­ствии средневековые врачи и юристы, обра­щаясь к изучению трактатов древних собрать­ев, тоже становились интеллектуалами, по­скольку вникали в теоретическую исследова­тельскую сторону своей профессии.
Итак, в древнем мире стать массовой интеллектуальная профессия не смогла: помешало раздельное существование ремесла и искусства. Интеллектуалы не занимались ремеслом (т.е. практической профессиональной работой ради заработка), а ремесленники в массе своей не обучались интеллектуальному искусству (ни воз­можности, ни стимулов для этого у большинства из них не было).
Чтобы это произошло, нужно было дождать­ся, пока практическая профессиональная дея­тельность как ремесло займет в обществе, преж­де всего в городской жизни, более важное и уважаемое место и востребует интеллектуальное наследие Античности. И то, и другое произошло. В Средние века появился ремесленный город -город мастеров и ремесленников. К примеру, фламандские города Гент, Брюгге, Ипр, зани­мавшиеся в основном производством шерстя­ных тканей, не имели аналогов в прошлом.
Ремесло и технологии становятся в Средние века важным элементом городской среды. И ког­да в XVI-XVII вв. начинают развиваться экспе­риментальные науки, город в качестве ремеслен­ного центра оказывается подготовленным к со­единению ремесла и научной технологии. В Ев­ропе начинается промышленная революция.
Итак, ремесленный дух средневековой жиз­ни, прежде всего средневековых городов, - вот то главное, что способствовало рождению уни­верситета.
Очень важно, что к моменту его возникнове­ния ремеслу врача и юриста уже обучают в учеб­ных заведениях. Вспомним средневековые про­фессиональные школы: медицинскую в Салерно или Болонские правовые. От университета их отделяет один шаг - отсутствие факультета сво­бодных искусств, фактом образования которого университет засвидетельствовал присоединение античной либеральной школы к средневековой профессиональной школе-гильдии. Вместе с тем университетский факультет искусств представ­лял собой нечто совсем иное, чем античная шко­ла. В первую очередь он отличался своей куль­турной функцией: если либеральное образова­ние в древности давало интеллектуальную под­готовку представителям привилегированных сло­ев общества (и это было по сути главным), то в XII в. факультет свободных искусств не столько развивал интеллект, сколько преодолевал негра­мотность. Кстати, именно этот нюанс позволяет многое понять в происхождении и сущности университетских степеней бакалавра и магистра.
Считается, что родиной первого университе­та была Южная Европа, где в итальянской Болонье городские школы-гильдии, обучающие ре­меслу юриста, в XII в. объединились в универси­тет, тем самым положив начало:
- во-первых, соединению в структуре одного учебного заведения профессионального и выс­шего образования. Университет становится выс­шей школой, поскольку в нем, кроме специаль­но-профессиональных, даются еще и дополни­тельные знания. Применительно к университету определение "высшее" означает: выше того, что необходимо для профессиональной подготовки. Как уже отмечалось, высшая школа существова­ла и до университета, например. Академия Пла­тона, Аль-Азхарская и Магнаврская школы в Константинополе, Академия Алкуина и т.д., од­нако высшей профессиональной школой стано­вится только университет;
- во-вторых, возникновению союза ремесла и интеллектуального искусства;
- в-третьих, существованию учебного заведе­ния для обучения интеллектуальной профессии.
Таким образом, благодаря появлению универ­ситета интеллектуальная профессия обрела свой дом (институцию), что и помогло ей со временем стать массовым явлением.
То, что первый университет появился именно в Италии - не случайное событие. Возродив­шись и сохранив культуру урбанизма и наследие либерального образова­ния, Италия стала той бла­годатной почвой, на ко­торой, в соединении с ре­месленным духом средне­вековой жизни, сумело "вырасти" столь уникаль­ное явление, как универ­ситет. Итак, наряду с при­знанием гениальных тво­рений древнегреческого города - философии, на­уки, политики, необходи­мо признать и гениальное творение средневекового города Италии - европей­ский университет.
Еще раз подчеркнем: первоначально именно процесс дальнейшего развития профессиональ­ных школ-гильдий в итальянских городах (и в целом на юге Европы) привел к возникновению университета, т.е. не общее, а именно професси­ональное образование стало условием его воз­никновения.
Разумеется, университеты в ходе своего ста­новления делали все больший акцент на общем образовании (о чем свидетельствует повсемест­ное возникновение факультетов свободных ис­кусств), особенно там, где они возникали не на базе ремесленных гильдий, а создавались Церко­вью на основе церковных кафедральных школ, например, Парижский и Оксфордский.
Южная Европа стала родиной университета. И в этом заключен глубокий смысл. Дело в том, что ремесленный дух средневековой жизни был бесплоден за пределами этого региона, т.е. за пределами старого культурного района Среди­земноморья. Иными словами, следует признать, что университет не мог возникнуть без культур­ного слоя. Если город - только ремесленный центр, появление в нем университета невозмож­но. В последующем, по аналогии, по примеру или подражанию он мог появиться в любом дру­гом месте Европы, но первоначально в акте сво­его рождения как феномена жизни университет требовал культурного слоя. Можно сказать, что только на почве культуры дух ремесла оказался творчески плодовитым.
А теперь еще одно уточнение: памятуя о том, что дух (в данном случае ремесленный дух сред­невековой жизни) бродит, где хочет, приходится тем не менее признать, что любит он все же подготовленную, окультуренную, окультивированную территорию. А потому воздадим долж­ное древним грекам, либеральному образованию и античной культуре, потому что без всего этого средневековая Европа не имела бы университе­та. Таким образом, университет следует считать "творческой удачей" не только Средневековья.
С появлением университета в Европе возника­ет новый тип школы, где объединяется обучение ремеслу и искусству. В этом объединении как обучении интеллектуальной профессии и можно увидеть призвание университета. До него подоб­ной культурной задачи, т.е. задачи воспитания интеллектуала-профессионала, школа не решала.
Ученые, изучавшие университет, проделали большую работу и оставили нам понимание как термина universitas (городская гильдия), так и других, с ним связанных: studium generale или alma mater. Исторический анализ университетс­ких имен позволяет судить о том, как конститу­ировался университет. Будучи городской гиль­дией, где обучали ремеслу врача, юриста и теоло­га, он был подобен другим, например, гильдии каменщиков, также обучавшим какому-либо ре­меслу. Отличие же заключалось в том, что обуче­ние в университете предполагало не только пере­дачу узкоспециальных профессиональных зна­ний, но и получение дополнительных, на так называемом факультете свободных искусств. Именно дополнительное образование и опреде­ляло конституирование университета как учеб­ного заведения, т.е. studium generale, а не только как гильдии (universitas). В качестве учебного заведения университет наследовал образователь­ные традиции Античности, а в качестве гильдии следовал духу средневековой жизни (что же ка­сается термина alma mater, то это еще одно имя, помимо universitas, обозначающее средневеко­вую гильдию).
Унаследованное либеральное образование со временем переродилось в изучение классической литературы, т.е., можно сказать, что в структуре университета оно продолжилось в дальнейшем как гуманитарное. Таким образом, гуманитарная подготовка в качестве непременного атрибута воспитания университетского интеллектуала тоже есть не что иное, как наследие Античности.
Либеральная (или гуманитарная) подготовка в университете, выросшем на почве гильдии, естественно, профессионализовалась и начала использоваться при обучении профессии. Таким образом она стала выполнять двойную функ­цию: во-первых, продолжая традицию Антично­сти, культивировать интеллект, а значит, воспи­тывать интеллектуала; во-вторых, следуя сути университета как органа профессионального обу­чения, помогать более качественной подготовке специалиста. (Например, сегодня будущему вра­чу читают такие гуманитарные курсы, как био­этика, философия эфтаназии и т.д., т.е. гумани­тарное образование обслуживает специально-профессиональную подготовку).
В свою очередь и практическая профессиональ­ная подготовка, составлявшая суть гильдии, в струк­туре университета также существенно перероди­лась, поскольку теперь к занятию ремеслом гото­вился интеллектуал - и тем самым ремесло превра­щалось в интеллектуальную профессию.
Следует отметить, что средневековый уни­верситет длительное время не претерпевал прин­ципиальных изменений. Однако эксперименталь­ные естественные науки постепенно начали атаковать его традиции, что в конечном счете привело к принципиальной реорганизации клас­сического (в основном гуманитарного) универ­ситета врачей, юристов и теологов в естествен­нонаучный - университет ученых и инженеров.
Этот процесс сопровождался секуляризацией университетского образования: наука вытесняет религию из университетских стен... Впрочем, это - уже другая тема. Итак, с XVIII в. в Европе наряду со средневековым гуманитарным уни­верситетом начинает существовать естественно­научный, цель которого - подготовка ученых и инженеров, а чаще всего их симбиоза.
Что привнес новый тип университета, тоже со временем ставший классикой, помимо упомяну­той секуляризации? Ему удалось превратить ста­рый университет в научный центр, что принци­пиально повлияло на процесс обучения: гумани­тарная, исследовательская и специально-профес­сиональная компоненты подверглись модерни­зации, можно сказать, "онаучились". Естествоз­нание переплавило по-своему и наследие либе­рального образования, и наследие гильдии. И хотя этот процесс оказался болезненным, в ко­нечном счете университет выиграл: связав свою жизнь с наукой и научными технологиями, он укрепил позиции в прагматическом обществе, очень заинтересованном в развитии технологий. Судите сами: кто станет финансировать универ­ситет, чтобы он культивировал интеллектуалов? Редкие охотники, да и то в богатом обществе, хотя и они при этом будут думать, что выбрасы­вают деньги "на ветер". А вот финансировать университет как учреждение, где придумывают новые технологии, готовы многие, при этом по­чему-то не всегда понимая, что создать нечто принципиально новое в состоянии только интел­лектуал.
Итак, университет, став научным центром, модернизировался. В первую очередь кардиналь­ную перемену претерпела исследовательская подготовка студентов. Прежде, в старом типе университета, либеральное (или гуманитарное) образование способствовало тому, чтобы сту­дент становился исследователем. Таким обра­зом, университетский исследовательский дух опирался на методологию гуманитарного позна­ния. Теперь же, в новом университете, главным в исследовательской атмосфере стало не развитие интеллекта и не ученые изыскания в рамках про­фессии (или вне ее), а получение того или иного результата. Разумеется, само занятие естествен­ной наукой развивает интеллект ученого, но это уже выступает как следствие, а не самоцель, а потому здесь возможны затруднения.
Еще раз напомним: чтобы подтвердить атрибу­тивность гуманитарной и исследовательской под­готовки, учебное заведение, претендующее на ста­тус университета, обязано воспитывать интеллек­туалов. А поскольку интеллектуал не может не быть, во-первых, исследователем, а во-вторых, высокообразованным и культурным человеком, в первом случае университету нельзя забывать об исследовательской подготовке студентов, во вто­ром - об их гуманитарном образовании.
И еще. Речь шла о том образе университета, который был создан уникальным сплавом либе­рального образования, средневековой городской гильдии и естественной науки, т.е. об обобщен­ном его образе, который, естественно, в каждой конкретной европейской стране имеет свои осо­бенности, обусловленные национальной специ­фикой. Так, наследие гильдии доминирует в университетах юга Европы, т.е. там, где они и возникли на почве школ-гильдий: здесь по-пре­жнему делают акцент на профессиональном об­разовании; обучение профессии - главное. Анг­лийские же университеты, в большей степени унаследовавшие традиции либерального обра­зования (особенно Оксфорд и Кембридж) и ос­нованные Церковью, видят опору в либеральном образовании, интерпретированном в церковном духе. До сих пор Оксбридж, например, культиви­рует воспитание студентов через систему тьютеров, подготовку джентльменов-интеллектуалов, поскольку образование, как считают здесь, необ­ходимо не для профессии, а для жизни.
Третий компонент - естественная наука - пре­обладает в подготовке студентов немецких уни­верситетов, где, благодаря Гумбольдту, прочно поселился дух науки, научной технологии и ин­женерии. Кстати, думается, что процветанию Германии способствуют не только трудолюбие, дисциплина и организованность немцев, но и немецкие университеты, культивирующие на­уку (естественную и гуманитарную). Отсюда и тот факт, что Германия технологически опере­жает многие другие западноевропейские страны.
Но подведем итоги. Итак, первый защищае­мый мною тезис состоит в том, что смыслом (сутью, идеей) университетского образования является обучение интеллектуальной профессии, второй же - в том, что университет как ценность культуры призван сохранить интеллектуальную профессию в человеческом сообществе. Эти два тезиса и описывают университет с точки зрения его существования как феномена культуры, по­скольку имеют отношение к тому, что делает явление жизни именно культурным феноменом, т.е. речь идет о ее смысле и ценности.
 
Поиск
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz