Интернет-издательство «Контрольный листок»
Четверг, 22.02.2024, 06:44
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1163
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Остров Горн, 2013, № 9
 
Политология
 
Технологии разрешения внутриэлитарного и конфликта между элитами и массами
 
© П.С. Гуров, Д.В.Муромцев (2012)
 
Историческая практика выработала несколько способов разрешения политических конфликтов. Радикальный способ разрешения конфликтов, связанных с элитой, - принцип пропущенных уровней иерархии. Если нижестоящий уровень иерархии отказывается выполнять требования высшего или требует слишком больших привилегий, которые высший уровень дать не может, то можно обратиться к нижестоящим уровням иерархии, пообещав им, что в случае, если они делом поддержат требования более высокого уровня, то сумеют подняться выше.
Российская история крайне богата примерами такого рода практик. Опричнина Грозного; потешные полки Петра; уничтожение Анной Иоанновной кондиций при поддержке менее знатных дворян; выдвиженцы Сталина - самые известные из них. Из зарубежных аналогов самым известным является «культурная революция» в КНР, включавшая, в частности, числе массовые случаи избиения вузовской интеллигенции студентами. Однако на самом деле эта практика на различных уровнях воспроизводится постоянно и почти автоматически. Мы и сегодня можем наблюдать многочисленные примеры - те же прокремлевские молодежные движения или выдвижение так называемых «эффективных менеджеров».
Однако в истории практике принципу пропущенных уровней мы все обязаны   многочисленными   послаблениями   для   «низов»   элиты   и   неэлитных   слоев. Послабления эти вводились, как правило, ситуативно, однако многие из них в результате закрепились. В частности, технологии эти отличаются, как правило, распространением принципа законности на все слои населения и расширением представительства при принятии законов.
Если пропущенные уровни является радикальным способом разрешения вертикального внутриэлитного конфликта со стороны внешнего уровня иерархии, то со стороны низших уровней используется «смена фокуса». Действительно, уже для третьего уровня иерархии есть много людей, которые являются по отношению к нему высшими. До поры до времени фокус зрения низших слоев сосредотачивается на том, кто формально занимает наивысшее положение в иерархии. Однако фокус зрения может и перемениться, и в него может попасть любой из тех, кто стоит выше. В этом случае происходит переформатирование иерархии. Подняв представителя второго уровня до первого уровня, представители третьего уровня надеются на то, что сами они составят второй уровень.
Если оценить сложившуюся в России ситуацию тандемного правления, то она пока не столько вызвала смену фокуса (это еще может произойти), сколько выработала устойчивое искажённое восприятие у большинства представителей элиты. С точки зрения принципов элитного поведения этот эксперимент, конечно же, является крайне опасным[1].
Смена фокуса вообще является крайне разрушительной технологией, а ее применение порождает острые кризисы и часто оказывается для элиты самоубийственным. Самым наглядным примером самоубийственного поведения элиты при реализации такой технологии стал распад Советского Союза. Проблема здесь заключалась еще и в том, что при сложном устройстве страны, а также и элиты, фактически одновременно было сформировано сразу 15 новых фокусов.
Вертикальная неоднородность есть свойство любой иерархии, и описанные нами конфликты случаются всегда и всюду. Всюду есть стремление нижестоящих слоев иерархии строить свои отношения с высшими на принципах законности и равенства прав, всюду применяются технологии опускания. Однако точно также действуют и противоположные тенденции. Высший уровень, вынужденный пойти на уступки в отдельные периоды обострения конфликтов, пытается отобрать то, что он дал, в следующие периоды, сразу, или через какое-то время.
Поэтому в большинстве регионов мира в истории мы видим маятниковое развитие системы общественных отношений. Периоды оттепели сменяются периодами заморозков, и наоборот. Это мы не только про Россию - это много где так было до того, как западная модель стала навязываться всему миру.
Дело в том, что вертикальный конфликт элит несимметричен. Давление снизу в острой фазе практически всегда носит персонифицированный характер и связано со сменой фокуса. Как может быть разрешена острая фаза, известно: нет человека, нет проблемы. Но даже если бунт заканчивается удачей, новый высший уровень элиты начинает действовать так же, как и тот, кто его сменил.
Давление же сверху, если оно носит характер опускания, имеет системный характер и если оно началось, ему мало что можно противопоставить. Поэтому революции всегда ярки и кратковременны, а периоды реакции длительны и серы.
Вопрос заключается в следующем - почему на Западе послабления, данные в период конфликтов, далеко не всегда отбирались впоследствии, и почему техника пропущенных уровней приводила не только к переформатированию элиты, но и к реальному устойчивому расширению элитных слоев. Почему Европа вступила в новое время совсем с другим политическим устройством, нежели большая часть основного мира.
Скорее всего, в Европе обычная вертикальная неоднородность элит была дополнена механической неоднородностью. Механическая неоднородность элит связана с тем, что европейская элита сформировалась из двух независимых источников, из двух потоков, которые встретились в определенном месте мира. Источниками формирования элит были христианская церковь и варварские короли.
Ни одна их исходных элит не была уничтожена другой, как это обычно бывает при завоеваниях, ни одна из них не была подчинена другой, как это тоже часто бывает - сложился симбиоз элит, каждая их которых не могла существовать без другой.
Обратим внимание на следующие особенности этого вида конфликта. Конфликт носил не персональный, а институциональный характер. Поэтому он был длительным (острая фаза заняла два с половиной века, а формально он завершился только восемь столетий спустя, с исчезновением одной из сторон конфликта - Священной римской империи германской нации).
Поскольку конфликт был институциональным, он разворачивался, в том числе, и в сфере соревнования абстрактных принципов. Традиционные вертикальные конфликты элит носят прагматический характер - это хорошо известно на примере хотя бы нынешней России. Этот конфликт затрагивал сферу идеального, что в сочетании с длительностью конфликта не могло не оставить своего следа, и в частности, породило такие явления, как идеологии. Отсюда и западная идеализация законов, и, между прочим, наука, которая построена была на идеализации законов природы.
Другим примером механического, институционального конфликта элит, является политическая система США.
Вертикальная неоднородность вечна, она существует всегда, когда существует иерархия, механическая неоднородность складывается случайно (и в США тоже). Нельзя не упомянуть еще один, более молодой вид неоднородности элит - горизонтальную неоднородность. Горизонтальная неоднородность возникает в силу разделения труда и разбиения единой иерархии на ряд частных иерархий. Возникающие в этой связи конфликты являются межведомственными.
С одной стороны, межведомственные конфликты являются конфликтами институциональными, и очень часто разворачиваются в сфере общих принципов (хотя, конечно, и не таких общих, как это было в эпоху войн пап и императоров). Действительно, если мы хотим повысить значимость нашего ведомства, мы должны придумать аргументы, в соответствии с которыми наша деятельность в большей мере служит общим интересам -значит, мы эти общие интересы должны сформулировать (или требовать, чтобы они были сформулированы)[2].
С другой стороны, межведомственные конфликты скорее служат укреплению положения верхних этажей иерархии, поскольку их разрешение с необходимостью требует арбитража органов более высокого уровня. А кроме того, ведомства вынуждены постоянно поддерживать иллюзию, что верхние этажи элиты воплощают в себе общий интерес (что бы под этим термином не значилось).
Хорошо известно, что высшие органы иерархии используют межведомственные конфликты (чаще всего - силовых структур) для укрепления своей безопасности и своего положения. Здесь, впрочем, как в рассмотренном нами случае предоставления привилегий вверх, встает проблема сочетания безопасности и статуса с дееспособностью.
В функциональном плане российская элита добилась определенного результата. Она сумела консолидироваться сама и добиться определенной консолидации общества. Но речь идет не о консолидации демократии ради развития, а о консолидации авторитарного типа ради выживания перед лицом внешних и внутренних угроз и вызовов. Элите удалось не допустить распада РФ, сохранить ее территориальную целостность, урегулировать национальные и территориальные конфликты.
Среди не решенных задач, стоящих перед элитой можно указать на сохранение негативного отношения большинства общества к деятельности элит, ее образу и стилю жизни, системе ценностей и приоритетов. Российские элиты, как политические и экономические, так и культурные, вызывают скорее негативное, чем позитивное отношение к себе общества.
Российская элита не проявила способность осознавать и выражать интересы общества в целом, обеспечивая его эффективное развитие и конкурентоспособность, прежде всего - на международной арене. Новые элитные группы по своим профессиональным и личностным качествам значительно ниже тех исторических требований, которые предъявляет им общество и проблемы, стоящие перед ними[3].
Сложившиеся принципы рекрутирования элиты привели к тому, что большинство элитных групп глубоко индифферентны к проблемам стратегии развития общества и государства. Современная российская элита во многом утратила способность к выполнению возложенных на нее функций. Она отчасти осознанно отказалась от своего субъектного статуса, инициативности, предпринимательства, предпочитая занимать более пассивную позицию, трансформируясь, тем самым в объект мировой политики и глобализирующихся рынков.
 
Ссылки в приводимом фрагменте:
 
[1] Пыресева О.А. Политический конфликт в современной России: сущность особенности и пути разрешения. Дисс. канд. полит. наук, 2000 – С.147
[2] Лапина Н.Ю., Чирикова А.Е. Региональная власть: парадоксы переходного общества // Полития. 2000-2001. № 4(18). С. 93-99.
[3] Дука А.В. Институционализация политико-административной элиты в Санкт-Петербурге // Полития. 2003. № 2(29).
 
Поиск
Календарь
«  Февраль 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2024 Бесплатный хостинг uCoz