Интернет-издательство «Контрольный листок»
Среда, 28.06.2017, 13:29
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 838
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Контрольный листок, 2015, № 6
 
КОМКОН-2 нашего издательства
 
Вычеркнутая дисциплина
 
© Даниил Печерников
 
Преподавательские замечания становятся всё менее понятными, совершенно перестав быть замечаниями как таковыми. И одновременно – злее, единственным их назначением остаётся нежелание преподавателя не только оценивать работу – просто читать её. В замечаниях то и дело встречаются слова «мрак» и «жуть», хотя даже Эллочка Щукина несколько обновила свои тридцать слов, поскольку мне ещё в 1995 году довелось видеть вольную постановку именно этого фрагмента: там появились «круто», «yes» и др.
То, что преподаватели не читают работы, замечания и те пишут с ошибками, и при этом всё больше «указывают» на стилистические несоответствия, вызвало у меня воспоминания, что последнюю в своей практике работу по дисциплине «Русский язык и культура речи» я выполнил ещё весной 2011 года. Похоже, эту дисциплину сочли ненужной во многих вузах, и спросом работы по ней пользоваться перестали. Часто – культуру речи просто изъяли из программы. И в то же время от студентов требуют её знания.
Я и раньше описывал безграмотность студентов на примере творчества учащегося последнего курса, но там – и в большинстве таких примеров – есть и преподавательская безответственность, выраженная в том, что научное руководство существует сейчас преимущественно на бумаге под названием ведомость, в которой рассчитывается оплата нагрузки за это «руководство».
Читая то, что пишут другие исполнители или сами студенты, можно только убедиться в снижении образования как такового. Работы пишутся в виде грубых компиляций по «ключевым словам», с некритичным подбором материалов и без выражения собственного мнения, и они ещё подаются на конкурсы вузов и высоко оцениваются на них, как это стало печальной традицией в Санкт-Петербургском государственном университете технологии и дизайна (составленный мной сборник «Эссе, найденные на Большой Морской»). Такая же безграмотность поощряется и в Гуманитарном университете профсоюзов, из которого приходили самые глупые преподавательские замечания, свидетельствующие о преподавательском неуважении к работам и просто самодовольном хамстве.
При массовом производстве экономистов и юристов, поставленном, про что я тоже писал, только что не на конвейер, в работах по экономике или праву постоянно нарушается правило уместности речи. Например, отождествляют «фирму» и «предприятие». Понятия «фирма» и «предприятие» могут быть идентичны, если предприятие является самостоятельным юридическим лицом, реализующим свои экономические интересы. Но в русском языке синонимом «предприятия» является скорее «организация», а законодательство различает подвиды организации – «общества» и «товарищества». Исторически (в гражданском праве России первой половины XX века) термин «фирма» означал наименование коммерческого товарищества (общества), а не собственно общество или товарищество. Кроме того, этот термин может означать фирменное наименование коммерческой организации или экономический термин, используемый для описания группы индивидуумов, объединившихся для получения экономической выгоды (введён Рональдом Коузом в работе «Природа фирмы», 1937). И несмотря на это смысловое разграничение, слово «фирма» употребляют по поводу и без такового.
А о неуместном употреблении заимствованных слов и говорить не стоит много. Будучи агентом по недвижимости, я терпеть не могу, когда меня называют «риэлтором». А назвать меня не автором-исполнителем (курсовых работ), а «фрилансером», - всё равно, что токра назвать гоаулдом (понятно для тех, кто смотрел сериал «Звёздные Врата: SG-1»). Фрилансер работает с посредниками и пишет безответственно: написал – и забыл; исполнитель не должен становиться фрилансером, ибо это – также отмечавшаяся мной – депрофессионализация. И в работах фрилансеров я часто находил непростительные ошибки. Кстати, относящиеся к области культуры речи, - больше всего.
 
 

Конечно, и Л. Вербицкая могла ошибиться (но может, это вина печатников) ... Но сейчас, когда читаешь работы, которые пишут другие исполнители (а часто - безответственные фрилансеры), иной раз подумаешь, что контента в этих работах - с избытком, а вот содержания как раз и не хватает!
 
 
Дурацко-русский словарь. Составлен Олегом Ариным
 
Иногда из-за снижения культуры речи и заказчики не знают, чего они хотят, путаясь в терминологии.
Например, одним из самых недавних заказов была дипломная работа, посвящённая ребрендингу отеля в Санкт-Петербурге, но выяснилось, что вместо дизайнерского сопровождения проекта мне приходится описывать гастрономические прихоти представителей досужего класса. Да ещё применять к ним понятие «бренд» и производное от него «ребрендинг». Бренд – это не на один раз (даже длиной в сезон/лето), а всерьёз и надолго. И постановка темы мне не понравилась, ведь не стал же я брать нечто подобное про гастрономический тур в Твери меньше месяца назад! Вспомнилась одна знакомая (прототип Анастасии Кустовой из «Знакомства 404») и её кулинарный евротур весной 2013 года: она в социальных сетях выкладывала виды жирного и жареного. Я же достаточно давно не ем мяса и рыбы (как-то стало неприятно, что надо кого-то убить, чтобы меня насытить!), а гостиницы даже поскромнее «ребрендируемой», как сеть Park Inn, меня отпугивают. Один раз меня пригласили на «деловую встречу» в такой возле Московских Ворот (место мне не нравится, а эту триумфальную арку я открытым текстом в одном из своих очерков предлагал вторично снести), но на месте оказалось, что это сетевой маркетинг, и я развернулся и ушёл; в другой раз пошёл на вечеринку в бывшей «Прибалтийской» и … откровенно удрал с неё (у меня сразу сложилось впечатление, что гости – спятившие представители среднего класса, вздумавшие поиграть в класс праздный, который неправедно смешивают с «элитой»). Это уже бред, а не бренд!
В процесе работы над этим заказом оказалось ещё одно: студенты не обращают внимание даже на большую букву и кавычки только потому, что им лень думать. А ведь и то, и другое может изменить содержание понятия. Например, в единственном числе обозначения коней из древнегреческой мифологии – как Пегас, так и менее известный Катастрос, - собственные имена, во множественном и реже употребляемом – нарицательные. Пример из той же мифологии. Сфинкс как собственное имя – женский род, как нарицательное – мужской: Эдип разгадал загадку Сфинкс. Но: Изображения сфинкса изобилуют в искусстве классицизма. Пример посложнее: Соломоновы острова и Соломоновы Острова. Если второе слово написано со строчной буквы, то речь идёт об архипелаге, если с заглавной, то о государстве. Понятия не совпадают: государству Соломоновы Острова не принадлежат два больших острова из одноимённого архипелага (Бука и Бугенвиль), но зато ему принадлежат острова вне архипелага.
И вот сейчас я пишу «Terrasa», имея в виду ресторан компании Ginza вблизи Измайловского собора (в качестве основного конкурента ресторана анализируемого), и заказчику это не нравится: лень различать, так как в работе рекламируется терраса ресторана анализируемого как сезонный проект. Три различия – есть кавычки, написано с большой буквы и ещё латиницей, неужели этого недостаточно?
Не сомневаюсь, что и поведение с такими играми – тоже следствие искусственной ситуации, когда в вузах «вычеркнули» культуру речи из учебной программы, а вместо профессионалов преподают шоумены, к сожалению, внуки этих самых профессионалов. Также не сомневаюсь, что эти горе-преподаватели, если им устроить экзамен – настоящий, не ЕГЭ! – по культуре речи, в большинстве бы этот экзамен блистательно провалили!
Вывод может быть только один: восстановление преподавания дисциплины «Русский язык и культура речи» в вузах. При этом не принимать во внимание никаких соображений, будь то протесты студентов, решивших, что это им якобы не нужно, или сознательная провокация таких протестов преподавателями. Последняя ещё более возможна, так как преподавательский состав обновляется за счёт наиболее безответственных, желающих получать оплату за создание видимости работы, а такие отличаются от настоящих преподавателей в той же мере, как тренер-натаскиватель по ЕГЭ - от репетитора. Есть и такие, которые осознали, что в условиях, искусственно созданных подменой понятий и превращением «брендового бреда» в повседневность, можно получить настоящую выгоду. Соответственно, их сопротивление следует, конечно, принимать в расчёт, но лишь для того, чтобы подавлять его, даже незаконными способами (до самосуда), главное - добиться, чтобы предмет «Русский язык и культура речи» был восстановлен в программе тех вузов, где это успели вычеркнуть, и сохранён там, где вычеркнуть ещё не успели.
 
Поиск
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Издательство «Контрольный листок» © 2017 Бесплатный хостинг uCoz